FemTime Форум

Форум сайта FEM Time - все о сильных женщинах: борьба, драки, бодибилдинг
Текущее время: 05-06-2020, 12:43

Часовой пояс: UTC + 4 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 71 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 15-09-2010, 18:37  
Не в сети

Зарегистрирован: 29-08-2007, 20:08
Сообщения: 2789
Откуда: Россия
Российская бобслеистка Ирина Скворцова, получившая тяжелые травмы в ноябре прошлого года на тренировочном сборе в Германии, заявила, что ей вряд ли удастся выступить на Олимпийских играх в Сочи.

«Все идет хорошо. Пока только сделали все анализы, но мне еще ничего не рассказывали. Конечно, не через месяц-два я встану и побегу, должно пройти время, сколько - никто не знает.

Все-таки раны были очень тяжелые. А еще абсцесс и некроз, которые оказались очень не вовремя и отодвинули мое лечение еще на полгода. Можно сказать, что я все начинала тогда с нуля. Так что думаю, что до Олимпиады (2014 года) я вернуться уже не успею, а после Олимпийских игр в Сочи я сама не хочу», - рассказала бобслеистка.

«Буду искать другие пути, начинать жизнь вне спорта. Какие именно пути? Все зависит от того, как пройдет лечение, встану ли я на ноги», - добавила Скворцова.
http://www.sovsport.ru/news/text-item/408301


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 23-09-2010, 18:06  
Не в сети

Зарегистрирован: 29-08-2007, 20:08
Сообщения: 2789
Откуда: Россия
Российская бобслеистка, которая 23 ноября прошлого года на трассе в немецком Кенигзее попала в тяжелейшую аварию и много месяцев находилась в Германии, продолжает лечение - теперь уже в медико-биофизическом центре имени Бурназяна в Москве

- Самый главный вопрос: как себя чувствуете?

- Нормально. Рана на пятке уже практически зажила. Было, правда, небольшое раздражение на коже от солевых ванн, и их пришлось отменить.

- Ходите понемногу?

- Как и в Германии - на костылях с фиксатором для ноги.

- Дома в Москве хоть были?

- Нет. И не знаю, когда туда попаду. Через пару недель меня переведут в реабилитационный центр под Москвой. Говорят, он очень крутой - там якобы и с космонавтами после полетов работают.

- А вы в космос полетели бы?

- Почему бы нет? Если бы предложили, полетела - мне интересно. Чего на Земле все время торчать?

- Настроение у вас явно лучше, чем в последние месяцы в Германии. Чувствуется, что вы дома.

- Это правда, но за границей в какой-то степени была более свободной - могла ходить, гулять. В Германии тротуары, автобусы приспособлены для инвалидов, а у нас, чувствую, особо никуда не двинешься.

- Это на коляске...

- Я на костылях долго ходить не могу. Метров триста пройду и обратно. Вот и все. Нет, на костылях на улицу выходить не буду - тяжело очень.

- Даст бог, окрепнете немного, ногу разработаете и сможете больше передвигаться.

- Надеюсь.

- Палата у вас хорошая?

- Когда пришла, было три кровати. Одну убрали, вторая стоит - я на нее игрушки всякие кладу, шарики.

- После возвращения в Москву вас частенько показывают по телевидению. Наверное, в больнице все узнают?

- Конечно. Мне очень непривычно. Знаете, не так уж приятно, когда разговариваешь с друзьями, а на тебя незнакомые люди пялятся. Ловишь чужой взгляд и даже как-то не по себе становится. Порой скрыться хочется. Лучше когда человек просто подходит и говорит: "Здравствуйте, я вас знаю. Как дела?".

- В больнице вам сделали много анализов. Результаты уже известны?

- Мне их не показывают.

- Как относится к вам медперсонал?

- Нормально. Только врачи не улыбаются. Россия... В Германии по-другому.

- Да, но улыбки не всегда бывают искренними.

- Все-таки это лучше, чем каменное лицо. Если человек улыбается, то этим сразу к себе располагает.

- В немецких клиниках вы много месяцев провели с мамой, а теперь Галины Викторовны рядом нет. Не чувствуете себя без нее маленькой девочкой?

- Наоборот, я сейчас, можно сказать, вздохнула - делаю, что хочу. Мы за девять месяцев действительно друг от друга устали. Никогда раньше так много времени вместе не проводили - я ведь в основном на сборах была. Мама сейчас в деревню поехала - отдохнуть, порыбачить. А я здесь с друзьями отрываюсь, они ко мне каждый день ходят. Вахтеры, когда слышат "к Скворцовой", уже трясутся. В конце месяца еще и девочки из бобслейной сборной в Москву вернутся.

- Пашков и Матюшков, которые в тот злополучный ноябрьский день в вас врезались, с вами контактировали?

- Они не москвичи. Пока не звонили, по интернету не писали. Не знаю, может быть, боятся. Я их за молчание и не осуждаю. Они же врезались, возможно, чувствуют себя виноватыми. Но на самом деле они-то невиновны.

- Из Германии звонят?

- Переписываемся по интернету с медбратом Петей из Мюнхена - в реанимации он меня очень поддержал. И с Катариной, которая работала со мной в реабилитационной клинике в Бернау-ам-Химзее. Вообще со многими контакт поддерживаю.

- Перед отъездом в Москву вы в Германии сели в боб. Какие ощущения?

- Это было перед традиционными показательными выступлениями. Когда села в него, почувствовала необыкновенную радость, появилось ощущение, будто ничего со мной не произошло: мол, встану, выйду из боба и пойду себе. И как было в бобе комфортно! Прокатилась бы с удовольствием.

- Свое будущее со спортом как-то связываете?

- Ничего уже не загадываю - это бесполезно. Жизнь порой такие сюрпризы преподносит...

- Когда прилетели в Москву, вы в аэропорту сказали, что очень хотите пельменей. Поели уже вдоволь?

- Мне их подружки на следующий день принесли. Потом еще. Очень вкусные.

- Вы рассказывали, что немецкий адвокат Анна Винтер забрала себе все деньги с открытого для вас благотворительного счета. Что собираетесь предпринять?

- У меня сейчас новый адвокат. Его зовут Константин, он русский, проживающий в Германии. Адвокат просил меня не давать комментарии на эту тему, говорит, что сам со всем разберется. А суд, на котором должно быть установлено, кто виновник аварии, пройдет с 4 по 6 и с 10 по 13 октября. Я на него не поеду. Какой смысл? Все равно ничего не помню, что на трассе было... Мои интересы в суде будет представлять Константин. Кстати, оперировавший меня в Мюнхене профессор Махенс мне не раз говорил: "Ваше дело лечиться. Деньги - не ваша проблема".

- Незадолго до отъезда из Германии Галина Викторовна написала канцлеру Ангеле Меркель письмо, в котором рассказала о ситуации с благотворительными деньгами. Ответ получили?

- Даже не могу сказать. Я тогда вообще не знала, что мама написала письмо.
http://winter.sport-express.ru/bobsleigh/reviews/8164/


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 11-11-2010, 18:36  
Не в сети

Зарегистрирован: 29-08-2007, 20:08
Сообщения: 2789
Откуда: Россия
Вчера исполнительный директор Олимпийского комитета России (ОКР) Марат Бариев и председатель комиссии спортсменов ОКР, трехкратная олимпийская чемпионка по синхронному плаванию Ольга Брусникина навестили в Центральной клинической больнице восстановительного лечения бобслеистку Ирину Скворцову, которая продолжает реабилитацию после тяжелых травм.
«ОНА ХОДИТ ОЧЕНЬ ГРАМОТНО»

— Я что-то о вас слышала, — краснеет Ира Скворцова, принимая от Брусникиной огромного чебурашку и книгу об истории российского спорта.

— Я трехкратная олимпийская чемпионка, — приходит на помощь Ольга.

— Ой, — Скворцова в полном смущении закрывается от камер книжкой.

Кажется, в родной Москве дела у Ирины сразу пошли лучше. Она снова улыбается, шутит, строит планы. Даже, по словам врачей, могла бы прийти на встречу с гостями не на коляске, а своими ногами. Но – постеснялась выглядеть неловко перед камерами.

– Она ходит, ходит очень грамотно, — с гордостью рассказывает профессор Андрей Кочетков. – Только когда волнуется, получается хуже. Я не хочу вдаваться в медицинские детали, но за месяц с небольшим, что Ира находится у нас, мы добились даже большего прогресса, чем рассчитывали.

В глазах Скворцовой при мысли о будущем по-прежнему блестят слезы. «Ходить или не ходить» — ее гамлетовский вопрос на ближайшее время. Брусникина и Бариев привезли Скворцовой новые возможности.

— Хочешь выучить английский? Так давай мы тебе поможем поступить в Дипломатическую академию, — говорит Бариев, и Скворцова с восторгом кивает «да, хочу!». В ближайших планах Брусникиной – провести уже в декабре благотворительный аукцион, на который будут выставлены экипировка и личные вещи звездных российских олимпийцев. Все вырученные средства пойдут на помощь Ирине Скворцовой. Первый конверт с материальной поддержкой от ОКР Скворцова уже получила.
«ХОЧУ ВСТРЕТИТЬ НОВЫЙ ГОД ОДНА»

По сравнению с долгим-долгим периодом лечения в Германии в жизни Скворцовой – кардинальные перемены. Теперь нет рядом ни мамы Галины, ни брата Юрия.

— Как приехала из Германии, я сразу сказала, что никакая помощь мне не нужна, относитесь ко мне как к нормальному здоровому человеку, — стальным голосом говорит Скворцова. – Когда постоянно зависишь от других, это выводит из себя. Теперь я могу позаботиться о себе в палате, да и между процедурами перемещаюсь сама. Это классное чувство: понимать, что ты ни от кого не зависишь.

Многочисленные друзья, по которым Ира так скучала в Германии, в больнице – чуть не каждые выходные. Теперь врачи даже отпускают Скворцову на один выходной день – в кафе или на пикник.

— Больше всего запомнился поход в японский ресторан, — улыбается Ира. – Я суши люблю и в Германии их тоже ела. Но одно дело там, далеко, и другое здесь, в Москве, – с друзьями. Для меня самый радостный день – когда друзья приезжают навестить.

Только у себя дома Скворцова с того самого осеннего дня отъезда на злополучный сбор в Германию так и не была. Пандусы для инвалидной коляски в типовых московских многоэтажках не предусмотрены…

— Я уже знаю, как хочу встретить Новый год, — мечтает Ирина. – Просто дома, одной, взять бутылку шампанского, телевизор, матрас, и больше ничего не надо. Один Новый год я в прошлый раз уже проспала, ну, будет второй – ничего страшного. Пусть лучше никого из друзей со мной в этот день не будет. Они наверняка заходят пойти гулять, танцевать, веселиться. И мне будет неудобно, если из-за меня одной всем придется сидеть дома.
«МОТИВАЦИЯ У ИРИНЫ СУМАСШЕДШАЯ»

Вопросы насчет будущего Скворцовой врач Кочетков называет «псевдонаучными прогнозами». Но одно очевидно: пребыванием в ЦКБВЛ восстановление Ирины не закончится. Реабилитацию после травм ей теперь проходить всю жизнь…

— Скорее всего после нас Ира поедет куда-нибудь в санаторий, на грязи, — говорит Андрей Кочетков. – Дальше будем смотреть. На самом деле я очень верю в нашу Иришку. Нас раньше пугали, мол, у нее сложный характер, не договоришься… Так я вам скажу, эта девочка сейчас пашет так, как ни один из нас бы не смог! Мотивация восстановиться у нее сумасшедшая. А это в лечении очень и очень важно.
http://www.sovsport.ru/gazeta/article-item/418294


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 16-02-2011, 19:11  
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 29-07-2008, 22:17
Сообщения: 3502
Любой вид спорта, как известно, травмоопасен. Какой-то больше, какой-то меньше, но так или иначе, травмы неизбежны практически в любом виде. Но есть виды, где порой травмы могут иметь очень и очень тяжёлые последствия. Об этом статья в свежем номере АиФ. Название статьи говорит само за себя - "Счёт на жизнь". Есть там и про Ирину Скворцову:
Вернуться к жизни
Ей заново приходится учиться ходить. И это само по себе уже чудо. Про бобслей вспоминать больно. Думать о будущем страшно. Ире Скворцовой всего 22 года. В конце 2009 г. на немецкой трассе ошибся арбитр - начал заезд на красный свет. Два российских экипажа столкнулись, и Ира оказалась на операционном столе. 40 операций, искусственная кома, пересадка кожи. Она говорит, что немецкие медики 5 раз вытаскивали её с того света. То, что скромных выплат по «экономному» страховому полису на лечение не хватит, стало понятно почти сразу. Деньги собирали всем миром. В России обычные люди на счёт спортсменки перечислили за 3 месяца более полумиллиона рублей. Благотворительный счёт для Иры открыли и в Германии. На 20 тыс. евро с этого счёта нашлись претенденты. «Опекуном Иры была Нина Грифенштейн (координатор сборной), - говорит Константин Гинзбург, юрист, который сегодня ведёт дела спортсменки. - Она заключила договор на юридическое обслуживание спортсменки с адвокатом, которая, как я понимаю, была её хорошей знакомой. Услуги оказывались, мягко говоря, по очень хорошей ставке - 180 евро в час! Несмотря на то что результатов от этих услуг не было, адвокат выставила Ире круглый счёт. Дело дошло до адвокатской палаты, и средства удалось вернуть...
Сейчас главное для нас - выиграть два процесса. Уголовный - против немецкого арбитра, который не признаёт своей вины. И гражданский - против арбитра и немецкой федерации бобслея - о компенсации ущерба.
Морального и материального, ведь очевидно, что Ира не скоро сможет вернуться к привычной жизни».

http://www.aif.ru/sport/article/40959


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 17-02-2011, 20:44  
Не в сети

Зарегистрирован: 29-08-2007, 20:08
Сообщения: 2789
Откуда: Россия
Человек - достаточно хрупкое существо. Порой не только в спорте, но и в обычной жизни расстояние между жизнью и смертью, между нормальной жизнью и инвалидным креслом всего лишь маленький шажок. А спорт - один из наиболее травмоопасных видов деятельности. Как то не так давно был на одном "круглом столе" в одной из школ. Тема была - "занятие спортом - за и против". Естественно с одной стороны стола были школьники, которые против занятий спортом, а с другой - все спортсмены из этой школы, которые уже чего то в спорте добились. Ну а я был в числе приглашенных. Так вот все позиции школьников, которые против сводились именно к травмоопасности спорта. Слушали мы это все, слушали и один дяденька-фотограф сказал - "Детки, я всю жизнь сталеваром проработал, так там каждый день - риск, похлеще чем в спорте. Да и вообще - на улице подскользнулись и все, ага."
Конечно то, что случилось с Ириной - это не бытовая травма, а если хотите травма на производстве. И мое мнение - все расходы должны были на себя взять федерация, минспорта России, ну и страховая компания. Да, согласен, что выплат по страховому полису недостаточно. Но где деньги от федерации и минспорта? Это ведь не рядовой случай. Даже вполне понятно, что ни у федерации, ни у министерства на такие случаи денег не предусмотрено. Но что у нас министр не может ничего решить в таких случаях? Да абсолютно стопроцентно может. Для министерства это не такие уж большие деньги, на самом деле. В крайнем случае мог бы министр спорта решить этот вопрос с Премьером. А то получается, что Премьер деньги на футбольные клубы находит, а на такие случаи нет...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 18-02-2011, 17:44  
Не в сети

Зарегистрирован: 29-08-2007, 20:08
Сообщения: 2789
Откуда: Россия
«Села бы в боб хоть сейчас». Ирина Скворцова посетила трассу в Кенигзее, где больше года назад попала в страшную аварию.
Поддержать сборную России на чемпионате мира по бобслею и скелетону в немецком Кенигзее приехала Ирина Скворцова.

– Смотрите, смотрите, Скворцова! – одна из лучших бобслеисток России Ольга Федорова, оставив тележку со своим драгоценным бобом, мчится к ведущей на стартовую позицию лестнице. – Иришка, ты приехала! Какая же ты молодец!
КОСТЫЛИ И КОЛЯСКА

На самом деле Ирина Скворцова, приглашенная на стартующий чемпионат мира по бобслею и скелетону его организаторами, приехала в Кенигзее еще накануне. Но в первый день заставить себя появиться на трассе так и не смогла.

– Ну кому я там нужна? – говорила она. – Люди тренируются, а я мешаться под ногами буду?

Было понятно – это отговорки. Вернуться туда, где с тобой случилось несчастье, совсем не легко. Даже для такого сильного духом человека, как наша Иришка. Помогли коллеги с Первого канала, предложившие Скворцовой съездить развеяться в соседний Зальцбург, на родину Моцарта.

Прогулка по старинным зальцбургским улочкам, зимой не слишком многолюдным, а потому особо очаровательным, и в самом деле оказывает магическое действие. Вернувшись в свой отель, Ирина предлагает:

– После завтрака заезжайте за мной – и на трассу. Я ведь в любом случае ради этого в Кенигзее приехала.

Ирины опасения на тему «кому я нужна?», конечно же, оказываются напрасными. Стоит ей только добраться до места – по ступенькам с помощью костылей, дальше в коляске – как она тут же оказывается в центре внимания. Не только российские ребята и девчонки – бобслеисты из разных стран обступают Скворцову, обнимают ее, целуют, стараются сказать хотя бы несколько слов поддержки.

Что понимает Ирина из этого вавилонского смешения языков? Судя по слезам на щеках, Скворцова понимает все. Не чужая она на этом празднике бобслейной жизни, совсем не чужая.
СКВОРЦОВА: ЕХАЛА С ТЯЖЕЛОЙ ДУШОЙ

– Я вообще-то не хотела сюда приезжать, – говорит Ирина. – То есть сначала, когда пришло приглашение от немцев, очень хотела, загорелась: увидеть ребят, посмотреть соревнования – это здорово! А потом поняла: будет тяжело... Морально в первую очередь. Подумала, лучше не ехать. Но отказываться от поездки, когда уже дала согласие организаторам, было бы очень некрасиво. Ехала с тяжелой душой. Теперь поняла – зря.

– Когда поняли? Здесь, сейчас?

– Конечно. Оказалось, не только я рада увидеть девчонок, ребят – они мне тоже рады. Хотя поговорили совсем чуть-чуть: у них ведь тренировочные заезды идут, чемпионат мира на носу – забот хватает.

– Значит, ваши слезы – это от радости?

– Честно? Не только от радости. Встретиться с ребятами было правда здорово. Но, с другой стороны, после этой встречи еще острее сожалею о том, что моя спортивная карьера оборвалась здесь год назад, толком не начавшись.

– Погодите-погодите. Еще полгода назад вы говорили, что мечтаете вернуться в спорт, а теперь – «карьера оборвалась».

– Полгода назад... Сейчас понимаю – это нереально. Ходить хотя бы нормально – и то будет здорово. Но бобслей все равно остается моим миром. Если бы можно было вернуться на пару-тройку лет назад – все равно в бобслей пошла бы.

– Что ж такое в этом бобслее, что вас так к нему манит?

– В бобслее? Все! Тренировки, скорость, адреналин... Да все в нем для меня особое! Только чтобы это понять, надо сесть в боб и по трассе проехать.

– А если у вас сегодня будет возможность проехать по трассе, сядете в боб?

– Меня в боб сегодня никто не посадит. Просто никто на себя ответственность не возьмет – мало ли что? А я бы села, я бы проехала...

Возвращаясь в отель, проезжаем мимо детской площадки с немудреной, но довольно высокой засыпанной снегом горкой. И Скворцова, взглянув на нее, неожиданно бросает:

– Эх, я бы и здесь прокатилась! Сесть бы сейчас, как в детстве, на картонку – и вниз!..
http://www.sovsport.ru/gazeta/article-item/439598


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 21-02-2011, 18:22  
Не в сети

Зарегистрирован: 29-08-2007, 20:08
Сообщения: 2789
Откуда: Россия
ЧЕМПИОНАТ МИРА

В качестве почетного гостя чемпионата мира в немецкий Кенигзее приехала Ирина Скворцова. Это ее первое появление на санно-бобслейной трассе, где 23 ноября 2009 года произошла авария, перечеркнувшая карьеру молодой спортсменки.

Сергей БУТОВ
из Кенигзее

ГОСТЬ

Ирина Скворцова со своей матерью Галиной находятся в Кенигзее со среды. Каждый день приезжают на трассу смотреть соревнования, всякий раз занимая одни и те же места - рядом со зрительской трибуной и гигантским телевизионным экраном - Скворцова хорошо знает, какое место выбрать для просмотра бобслея.

Приехать в Кенигзее Скворцовых пригласили организаторы мирового первенства. Оплатили комфортную гостиницу, предоставили автомобиль, попросили помочь с переводом известную бобслеистку Кристину Бадер, которая когда-то выступала за сборную России, а потом перебралась в Германию.

А еще Скворцовым выдали VIP-аккредитации с пропуском в теплый ресторан: соревнования вполне можно смотреть и оттуда, но Ирина, несмотря на промозглую февральскую погоду, всякий раз тянет мать на улицу, поближе к стартовому городку. Там, где кипит настоящая бобслейная жизнь, где чувствуется нерв гонки.

Со вчерашнего дня Скворцова перешла под финансовый патронаж отечественной бобслейной федерации, благодаря чему пробудет в Кенигзее до самого конца чемпионата, дожидаясь приезда вице-премьера правительства и главы ОКР Александра Жукова, который, насколько мне известно, собирается посетить турнир бобов-четверок.

С Ириной мы познакомились только здесь, в Кенигзее. Болтаем о разных пустяках, не касаясь больной темы. Мы об этом заранее не договаривались, да и Ирина не отказывалась отвечать на мои вопросы, просто расспрашивать ее об аварии журналисту непросто. В мыслях - легко. На деле получается не очень.

- Первый раз здесь с того дня? - спросил я Скворцову.

Ира коротко кивнула вместо ответа. Вот и весь разговор на больную тему.

Российским телевизионщикам Ирина призналась, что до последнего дня сомневалась, стоит ли вообще приезжать в Кенигзее, и понять ее можно. Но в итоге все же решила приехать, дав повод спецкору "СЭ" восстановить с помощью очевидцев той аварии и других информированных людей тот трагический день в деталях.

СВЕТОФОР

23 ноября 2009 года в Кенигзее проходил первый официальный тренировочный день перед стартом этапа Кубка Европы. Континентальный Кубок - второе по значимости после Кубка мира бобслейное соревнование, растянутое на весь сезон. То, что все проходило в рамках Кубка Европы, - важная информация, говорящая о том, что все службы санно-бобслейной трассы были приведены в полную боевую готовность. Тренировки имели статус официальных заездов, соблюдался регламент, печатались протоколы.

Всего в тот день на тренировку заявились пять женских экипажей. Молодые пилот Надежда Филина и разгоняющая Ирина Скворцова приехали на трассу в Кенигзее впервые в жизни. Они должны были открывать заезды, но на старт не вышли. В цепочке роковых обстоятельств, сопровождавших будущую аварию, этот факт стал отправной точкой.

Владимир Бойцов, ныне старший тренер женской сборной России, бывший с командой на трассе в Кенигзее 23 ноября, вспоминал:

- Приехали мы на трассу вовремя. Планировалось, что первый заезд девушки проведут с юниорского старта, а второй - уже с обычного, с самой верхотуры. Но они зачем-то пошли переодеваться в раздевалку, расположенную наверху. А там, как выяснилось, не было слышно указаний диктора.

Филину и Скворцову обнаружили в раздевалке в тот момент, когда их уже вызвали на старт. Юниорская эстакада расположена значительно ниже по трассе, в районе седьмого виража, добраться до него из раздевалки - дело не одной минуты.

Экипажи на дистанцию отправлял председатель жюри Кубка Европы, которого зовут Петер Хелль. Это уважаемый немецкий специалист, который в тот день в общем-то взял на себя не свои функции. Как правило, отправкой спортсменов со старта занимаются судьи. В большинстве случаев ими выступают работники трассы.

Любой другой функционер на месте Хелля почти наверняка отказал бы Филиной и Скворцовой, опоздавшим на старт, в спуске. И формально был бы прав. Но Хелль слишком хорошо знаком с российскими тренерами. Количество спусков любого иностранного экипажа на чужой трассе крайне ограничено, ценится каждый заезд. Хеллю было об этом прекрасно известно, и он, по сути, пошел россиянам навстречу, разрешив Филиной и Скворцовой стартовать после того, как проедут остальные четыре женских экипажа.

Когда подошел их черед, Хелль дал команду на старт, несмотря на красный сигнал светофора, висевшего прямо над желобом тогда и висящего там сейчас. Впоследствии, в октябре 2010 года, этот факт позволит суду немецкого города Лауфен признать Хелля виновником столкновения и оштрафовать его на 3600 евро, хотя сам Хелль до сих пор свою вину отрицает.

Красному сигналу светофора уделялось колоссальное внимание и при освещении инцидента в прессе - казалось, факт вины Хелля неоспорим. Но на самом деле светофором на юниорском старте трассы в Кенигзее не пользовались. Наверху, на основной эстакаде, - безусловно, на юниорской - нет. Красный сигнал горел постоянно - вне зависимости от того, проводились ли с него заезды. Нарушались ли тем самым правила безопасности, я судить не возьмусь. Вполне возможно, что нарушались.

На практике старт с юниорской эстакады выглядел так. Решение об отправке экипажей принимал судья (в данном случае им был Хелль), связанный специальной радиосвязью со стоявшим на финише коллегой, а также диспетчером, который сидел в наблюдательном пункте, оборудованном мониторами: с них просматривались все участки трассы. В этой довольно рискованной системе залогом безопасности спортсменов являлась согласованность всех задействованных лиц. Но 23 ноября 2009-го ни о какой согласованности не было и речи.

Налицо была неразбериха. Сразу несколько наших тренеров припомнили, что болид Евгения Пашкова и Андрея Матюшко, который протаранил боб Филиной и Скворцовой, дважды "вынимали" из колеи. Пашков и Матюшко стартовали с мужской эстакады первыми после окончания женских заездов. Судьи давали команду поставить лежавший на боку боб в колею, но тут же возвращали его в исходную позицию. Снова давали команду на старт - и вновь трубили отбой. Пашков и Матюшко стартовали лишь с третьего раза - на зеленый сигнал светофора, который зажег перед россиянами диспетчер. Примерно десятью секундами ранее Хелль уже отправил на дистанцию Филину и Скворцову.

УДАР

Владимир Бойцов стоял на "кольце" - так на санно-бобслейных трассах называют связку виражей, при прохождении которой бобы близки к своей максимальной скорости. Тренер увидел, как на выходе с "кольца" боб Филиной перевернулся. И почти сразу мимо него просвистел другой боб - пашковский. Бойцов побежал в сторону финиша.

Филина и Скворцова на боку катились по льду, быстро теряя скорость. За два виража до финиша боб практически остановился. Там-то их и настигла другая российская двойка.

Позже Пашков рассказывал, что увидел лежащий на трассе боб за мгновение до столкновения. Нет сомнений в том, что так оно и было, тем более что желоб трассы был обтянут тентами, и обзор у пилота был крайне ограниченным.

Удар был страшной силы. В минувшую субботу, в ходе первых двух заездов чемпионата мира в Кенигзее, максимальная скорость сильнейших в мире экипажей-двоек редко достигала 113 км/ч, но нужно учесть, что год назад здесь была произведена серьезная реконструкция заключительных виражей, в результате чего скорости значительно упали. 23 ноября 2009-го скорость Пашкова, на которой он врезался в боб девушек, колебалась в районе 115 км/ч. Сами девушки шедшего позади боба, разумеется, не видели. Оглядываться назад по ходу заезда невозможно, а уж в момент падения все внимание экипажа сконцентрировано на том, как удержать тела внутри боба, из которого спортсменов высасывает, словно пылесосом.

Филина дождалась, пока боб остановится, стала первой из него выбираться, и тут... Надежда серьезно не пострадала лишь чудом, однако еще не один день пребывала в шоковом состоянии. Пашков и Матюшко, закрытые корпусом, тоже, можно сказать, легко отделались, хотя у первого позже нашли трещину в лопатке. Весь удар (о его силе говорит тот факт, что оба боба восстановлению не подлежали) приняли на себя спина и таз Скворцовой.

- Когда я подбежал к финишу, авария уже произошла, - продолжил Бойцов. - Весь лед был усеян обломками пластика от обтекателей. Скворцова оставалась в сознании. Раны были очень глубокими, но со стороны это не было заметно. Ира не кричала, только стонала и все время повторяла: "Мне больно". Зрителей на тренировках Кубка Европы нет, поэтому на трассе были лишь представители команд. Они сбежались к месту аварии, и лично меня поразило, что никто даже не пытался помочь - все стояли и фотографировали на мобильные телефоны. Мы нашли деревянную доску, положили Ирину на твердую ровную поверхность и стали дожидаться врачей.

Эвакуировали Скворцову быстро. По воспоминаниям Бойцова, спасательный вертолет прибыл в течение получаса, сев прямо на территорию трассы. В Баварии много скалистых участков, где тренируются альпинисты. А там, где альпинисты, спасательные вертолеты, увы, без дела не простаивают.

Скворцову привезли в больницу баварского городка Траунштайн. Врачи ввели Ирину в состояние искусственной комы, начались первые операции.

Нынешний руководитель сборной России Олег Соколов в ноябре 2009-го возглавлял сборную Москвы, которую представляла Скворцова. Он стал одним из первых, кто видел Скворцову после аварии.

- 23-го числа я был в Москве, - вспоминал Соколов. - Как только все произошло, мне позвонил личный тренер Скворцовой Дмитрий Головастов. На следующий день мы приехали в Траунштайн. Ирина была в коме. Я сидел рядом с ней на кровати и все время что-то ей говорил - так велели врачи. Видимо, они считают, что обращенная к пациенту речь поддерживает деятельность мозга даже в состоянии комы. К тому моменту мы уже поставили в известность семью. Звонили брату Скворцовой. Сказали так: случилась авария, Ирина жива, но получила серьезные травмы, нетранспортабельна, им надо срочно приезжать. Почему звонили брату, а не матери? В стрессовой ситуации нам показалось, что мужчина сможет менее эмоционально воспринять такую информацию. Хотя потом стало понятно, что можно было смело звонить и матери - та держалась образцово. Шенгенских виз у родных Скворцовой не было, но федерация отреагировала быстро, и паспорта были готовы в течение двух дней.

МИСТИКА

Случаи, когда на трассу выезжает не один экипаж, хоть и редки, но не уникальны. Тренеры со стажем могут привести не один пример того, как рядом с саночниками внезапно проезжали бобы, - счастье, что сани и боб зачастую идут по виражу разными траекториями. Но два боба на трассе - это гарантированное столкновение. То, что в Скворцову въехал ее товарищ по команде Пашков, конечно, не более чем трагическая случайность. Хотя от истории, рассказанной мне тренером сборной России Александром Щегловским, веет ледяным холодом:

- Где-то за три недели до аварии в Кенигзее мы тренировались в Сигулде, - начал Щегловский. - И там произошла очень похожая ситуация. Диспетчер, молодая женщина, которую потом уволили, зажгла зеленый свет мужскому экипажу в тот момент, когда едва-едва финишировал женский. К счастью, кто-то из ребят, стоявших на финише, увидел боб на мониторе и закричал. У нас было секунд сорок, чтобы отреагировать. Девчонки мгновенно выпрыгнули с трассы, а мы на руках вытаскивали боб из желоба на землю. Успели, хорошо еще бортик был невысокий. Фамилия пилота, которому дали зеленый свет, знаете, какая? Пашков. Видимо, то был знак свыше. То ли самому Пашкову, то ли всем нам.

Рассказ Щегловского вынуждает нас вернуться к ключевому вопросу во всей этой истории: кто же все-таки виноват в том, что Ирина Скворцова в феврале 2011-го приехала в Кенигзее не в качестве участницы чемпионата мира, а в инвалидном кресле?

Однозначный ответ на этот вопрос едва ли существует.

Как уже отмечалось выше, суд признал виновником Хелля. Однако у хорошо знакомых с реалиями бобслея специалистов осталось ощущение, что руководство трассы в Кенигзее сделало из председателя жюри козла отпущения, выведя из-под удара собственных работников. В первую очередь диспетчера, который обязан был зафиксировать старт Филиной и Скворцовой и сообщить об этом судьям, по неведомой причине раз за разом "вынимавших" из колеи Пашкова и Матюшко.

Признай трасса свою вину, ей мог быть выставлен многомиллионный иск. А что взять с физического лица, каковым, защищаясь в суде, предстал Хелль? Что такое 3600 евро по сравнению с 7,4 миллиона рублей, совсем недавно выделенными правительством России только на реабилитацию Скворцовой? Или с почти 14-миллионным счетом за лечение Ирины, по которому в свое время заплатило правительство Москвы? А кто компенсирует ей моральный ущерб, не говоря уже об ущербе здоровью?

Кто бы конкретно ни был виновен в трагедии (на самом деле, а не только по решению суда), очевидно, что она стала возможной, потому что в дело вмешался человеческий фактор. И вызван он был явным несовершенством системы безопасности трассы. Той самой, где езда на красный свет, как выяснилось, превратилась в норму и где спортсмены платят за чужие ошибки своим здоровьем.
// 21.02.2011
http://winter.sport-express.ru/bobsleigh/reviews/11727/


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 28-02-2011, 18:24  
Не в сети

Зарегистрирован: 29-08-2007, 20:08
Сообщения: 2789
Откуда: Россия
СОБЫТИЕ ДНЯ. БОБСЛЕЙ/СКЕЛЕТОН
С ЧЕМПИОНАТА МИРА ИЗ КЕНИГЗЕЕ (ГЕРМАНИЯ)

Короткий визит в Кенигзее заместителя Председателя Правительства РФ, президента Олимпийского комитета России Александра Жукова расписан по минутам. Однако на время заездов бобов-«четверок» все встречи отложены. Болеет Александр Дмитриевич азартно. А компанию ему составляет Ирина Скворцова.

Бобслеистка, год назад попавшая на здешней трассе в тяжелую аварию, не просто переживает за наших, но и выступает в роли эксперта для президента ОКР. Жуков то и дело склоняется к ее коляске – Скворцова объясняет ему тонкости этого вида спорта.

Вдоволь наболевшись и вместе порадовавшись третьему после двух попыток месту экипажа Александра Зубкова, капитана четверки, Жуков и Ирина вместе выходят пообщаться с российскими журналистами.

– Даже не представляла себе, что с человеком такого высокого уровня так легко и приятно общаться, – признается Ирина Скворцова. – Мы разговаривали с Александром Дмитриевичем о моем лечении, о реабилитации, о том, что ждет меня по возвращении в Москву. Александр Дмитриевич спросил, где бы я хотела продолжить реабилитацию. Я сказала ему, что мне очень понравилось в реабилитационном центре под Зеленоградом, – там и врачи очень хорошие, и оборудование самое современное, и условия замечательные. Он сказал: «Значит, туда и будем тебя устраивать». Такое внимание, такая забота… мне очень приятны, – Скворцова заметно волнуется.

– Ну как же нам об Ирине не заботиться? – Жуков искренне удивлен. – Будем помогать, чтобы долечилась полностью. Сейчас правительство выделило дополнительно существенные средства (около 7,4 миллиона рублей. – Прим. ред.) для того, чтобы она смогла полностью восстановиться. Мы очень рады, что Ирина приехала на этот чемпионат мира. Я думаю, она и сама довольна. Смотрели с Ириной вместе, как наши ребята в «четверках» выступали, болели за них. Думаю, они тоже были рады увидеть Иру здесь.

– Конечно, рады. И ребята, и все мы, – согласен с Жуковым президент Федерации бобслея и скелетона России Георгий Беджамов. – Считаю, обеспечить приезд Ирины в Германию, сначала в Мюнхен к врачам, а потом на чемпионат мира, это – самое малое, что мы могли для нее сейчас сделать. Мы и дальше будем помогать Ирине всем, чем сможем.

– Словом, можно быть уверенным в том, что Ирина не окажется брошенной наедине со своими проблемами?

– Ни в коем случае не окажется! Это я гарантирую.

...На коляске в гору не так уж легко забраться. Поэтому Иришке помогает первый и единственный в истории советского и российского бобслея олимпийский чемпион Калгари-1988 (в «двойке» с пилотом Янисом Кипурсом. – Прим. ред.) Владимир Козлов. А я смотрю вслед и думаю: а ведь через годик-другой Ирина сможет проделать этот путь без помощи, без коляски и без костылей. А почему нет? С такой-то поддержкой!
http://www.sovsport.ru/gazeta/article-item/442150

Выборы талисмана Олимпиады в Сочи вчера были одной из самых обсуждаемых тем. Поэтому ваш корреспондент не мог не поинтересоваться у Ирины Скворцовой, какой талисман ей больше по душе.

– Сегодня залезла в Интернет, а там только об этом и пишут, – призналась Скворцова. – Поэтому в курсе, что победителями конкурса стали Белый мишка, Зайка и Леопард.

Что сказать? Из этой тройки мне больше всего по душе Леопард пришелся – он такой стремительный, спортивный. Мишка тоже симпатичный. Но он уже был талисманом московской Олимпиады, а бурый, белый – не такая уж большая разница. А вот Зайка, на мой взгляд, для талисмана Игр немного простовата.

Вообще-то самым симпатичным из всех талисманов, если брать художественную сторону, мне Дельфин показался. Но если для города Сочи его изображение вполне подходит, то с зимней Олимпиадой он совершенно не ассоциируется. Так что все правильно.
http://www.sovsport.ru/gazeta/article-item/442185


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 21-04-2011, 17:47  
Не в сети

Зарегистрирован: 29-08-2007, 20:08
Сообщения: 2789
Откуда: Россия
Олимпийский комитет России передал бобслеистке Ирине Скворцовой 100 тысяч рублей, собранных на благотворительном аукционе, сообщает пресс-служба ОКР. Исполнительный директор Олимпийского комитета России Марат Бариев передал бобслеистке Ирине Скворцовой 100 тысяч рублей, которые были собраны на благотворительном аукционе, организованном комиссией спортсменов ОКР. Чек был вручен Скворцовой во время торжественной церемонии "Серебряная лань", которая состоялась вчера. Бобслеистка стала лауреатом премии, учрежденной Федерацией спортивных журналистов России (ФСЖР), попав в десятку лучших спортсменов по итогам 2010 года.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 21-04-2011, 23:10  
Не в сети

Зарегистрирован: 31-05-2007, 12:49
Сообщения: 3969
Откуда: Москва (недавно)
Ferapont писал(а):
Олимпийский комитет России передал бобслеистке Ирине Скворцовой 100 тысяч рублей, собранных на благотворительном аукционе,


Стыд и срам. Мало. :(

_________________
Alia Russia nobis necessaria est!!!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 17-06-2011, 18:32  
Не в сети

Зарегистрирован: 29-08-2007, 20:08
Сообщения: 2789
Откуда: Россия
Ирина Скворцова, которая 23 ноября 2009 года попала в тяжелейшую аварию на трассе немецкого Кенигзее и перенесла в мюнхенской клинике десятки операций, сейчас уже у себя дома в Москве, где и поделилась с корреспондентом "СЭ" последними новостями о своей жизни

- Главный вопрос: как себя чувствуете?

- Болей нет. Передвигаюсь на костылях, но не на большие расстояния. В коляску не сажусь.

- Из принципа?

- А какой смысл садиться? В России для тех, кто на коляске, почти ничего не приспособлено. Я выехать из подъезда на ней не могу - у нас ведь ступеньки.

- А если надо куда-то добраться?

- Особо никуда не езжу. Только на машине. Если, конечно, за мной заезжают.

- Куда обычно едете?

- С друзьями в кафе, иногда в кино.

- Кто из ребят, с которыми выступали, навещает?

- Надя Филина и Катя Костромина. Вообще, конечно, все очень заняты - тренировки, сборы.

- Вы рассказывали, что хотели получить водительские права...

- Пока не выходит. Но потихоньку этим вопросом занимаюсь. Узнаю что да как. Рядом с домом автошколы нет, значит, нужно, чтобы на занятия возили на машине. А где ее взять? Посмотрим, как пойдет дело дальше.

- Вас недавно выписали из реабилитационной клиники. Что врачи говорят?

- Да, пробыла в ней 30 дней, только 6 июня домой вернулась. Работала на тренажерах, мне делали иглоукалывание, стимуляцию током, магнитотерапию. Хуже не стало.

- И все-таки, какие прогнозы?

- Никто их не дает. Как и в самом начале всей этой моей истории.

- С оперировавшим вас в Мюнхене профессором Махенсом общались?

- Ездила к нему в феврале, когда в Германии был чемпионат мира. Он посмотрел, как зажили шрамы, как функционирует нога.

- Какие планы на лето?

- У нас дачи нет - поэтому буду в Москве. Может быть, кто-нибудь из друзей к себе заберет. Не знаю... Настроение в связи с этим не ахти - лето на носу, в квартире сидеть не хочется.

- К родственникам на Волгу махнуть не хотите?

- Не поеду - сложно добираться. И вообще не вижу смысла. Какой толк просто так там сидеть? До Волги я не дойду - значит, опять нужна машина. Даже если и доеду до берега, то лежать там в одежде - тоже мало удовольствия. По мне уж лучше тогда в Москве в квартире сидеть.

- А чем вообще собираетесь в ближайшее время заниматься?

- Буду сдавать на права и искать работу - правда, не знаю какую.

- Российские спортивные журналисты присудили вам приз "Серебряная лань". Как восприняли награду?

- Было бы справедливо дать ее кому-нибудь другому - я же не действующая спортсменка.

- Сообщалось, что российское правительство выделило 7,4 миллиона рублей на ваше восстановление...

- Нет, это деньги на погашение долга немецким клиникам.

- Правда ли, что удалось вернуть 20 тысяч евро, которые забрала с вашего благотворительного счета Анна Винтер - ваш первый в Германии адвокат?

- Она отдала мне деньги еще перед Новым годом. Ей прокуратура пригрозила.

- А чем закончилась история с судьей Петером Хеллем, который признан виновным в аварии? Он якобы должен был заплатить штраф 3600 евро.

- Ну да, немецкому государству.

- А лично вам? Ваш нынешний адвокат Константин Гинзбург говорил, что у вас была какая-то личная договоренность с Хеллем...

- По этому поводу мы никаких комментариев не даем.

- Правда, что вы подали иск на Международную федерацию бобслея и скелетона, в котором речь идет о нескольких миллионах евро?

- Да, мы это сделали. Сейчас проходит разбирательство. Мои интересы представляет Гинзбург.

- Но какие-то деньги вам в качестве компенсации платят?

- Из Германии еще ни копейки не поступило. Кроме тех денег, что вернула Винтер. Но я к ним не притрагивалась. Они пойдут на пластические операции. Не буду же я с таким телом ходить всю жизнь! У меня ведь не только нога повреждена.

- Зато лицо у вас замечательное.

- Хоть что-то осталось...

- Российское государство выплачивает вам пенсию?

- Она положена каждому инвалиду и зависит от группы инвалидности. У меня - вторая. Соответственно я получаю около 10 тысяч рублей.

- Когда вы лежали в немецкой больнице, на вас обрушилась лавина журналистов, все интересовались вашими делами. Не чувствуете, что сейчас Скворцову начинают подзабывать?

- Нет, все нормально. Не круглый же год со мной носиться. Журналисты иногда звонят, спрашивают, как дела - просто реже, чем раньше.

Ефим ШАИНСКИЙ
Ефим ШАИНСКИЙ // 17.06.2011
http://winter.sport-express.ru/bobsleigh/reviews/14616/


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 71 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4

Часовой пояс: UTC + 4 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
Перейти:  

Powered by Forumenko © 2006–2014
Русская поддержка phpBB