FemTime Форум

Форум сайта FEM Time - все о сильных женщинах: борьба, драки, бодибилдинг
Текущее время: 22-10-2020, 06:55

Часовой пояс: UTC + 4 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: еще рассказик, вроде не было
СообщениеДобавлено: 04-11-2010, 01:08  
Не в сети

Зарегистрирован: 12-10-2007, 20:28
Сообщения: 4
Урок аэробики

Нападение незнакомца на инструкторшу по аэробике
закончилось весьма плачевно для него
"На этом все, девочки", - сказала Энн, подойдя к магнитофону, чтобы выключить музыку. – "Все отлично поработали. Не забудьте, завтра занятия состоятся утром и вечером, в пятницу – только утром. Приходите, когда вам будет удобно". Она раздала полотенца, чтобы каждая из занимавшихся могла стереть пот со своего тела. За окном стоял промозглый январский вечер, погодка была совершенно не подходящей для того, чтобы выходить на улицу взмокшей от пота. Пока ее подопечные вытирались и собирали вещи, Энн перешучивалась с некоторыми из них. Оглядев свой класс, она почувствовала несказанное чувство гордости, как и всегда после хорошо проведенного занятия. В ее группе были женщины разной степени физической готовности: кто-то постарше, кто-то помладше, кое-кто имел проблемы с лишним весом, но большинство имело приемлемые физические кондиции. Все они с удовольствием посещали ее занятия, которые приносили пользу не только им, но и самой Энн. Члены ее группы были энергичны и усердны, но атмосфера в коллективе вместе с тем была вполне дружелюбной. Энн нравилось проводить время с ними, и она знала, что и они чувствуют то же самое.
Энн закрыла дверь за последней из своих подопечных. Она обернулась и оглядела студию, свою студию. Она провела годы, сперва работая секретарем, затем - в качестве инструктора по аэробике в одном из крупных фитнесс-клубов в пригороде. Откладывала помаленьку. Усердно трудилась в ожидании дня, когда она сможет открыть свой собственный клуб и обучать людей так, как она хочет. Поставленная цель воплотилась в жизнь около года назад, и дела шли очень хорошо, слава Богу. Ее студия занимала первый этаж здания, которое выходило своим фасадом на улицу в пределах деловой части города. Никаких тебе провинциальных примадонн – она находила их утомительными. В течение шести месяцев она наладила свою клиентелу, число которой было вполне достаточна для того, чтобы оплачивать аренду и расходы, связанные с функционированием клуба и содержанием ее квартиры на втором этаже – но она продолжала набирать студентов и формировать группы. Энн уже подумывала о том, чтобы нанять второго инструктора, так как сама она не хотела вести более двух-трех групп в день.
Энн любила свою квартирку над студией: чтобы выйти на работу, ей нужно было просто спуститься по лесенке на один этаж вниз. К 31 году она уже несколько лет вела жизнь, полную бесплодных усилий добиться успеха и карьеры, и сейчас она была счастлива тому, что, по крайней мере, была избавлена от таких вещей, как дорожные пробки. Оглядывая опустевший зал, ее глаза натолкнулись на ее отражение в зеркале, висевшем на стене. Энн знала, что хорошо выглядит, и это было не пустым бахвальством, а констатацией факта. Она была благодарна небу за свою фигуру и надеялась, что ее великолепные формы вдохновляли ее учеников на более усердную работу на занятиях. Она не была плотной или чрезмерно мускулистой, напротив, ее фигурка была ладной и очень изящной без единой капельки жира. При росте 172 см она весила менее 60 кг. Как и следовало бы ожидать, у нее были стройные ноги, плоский животик и правильной формы руки и плечи. Для своих размеров Энн имела довольно большой бюст. Стоило ей распустить волосы, они свободно спадали на ее плечи, покрывая верхнюю часть спины шелковистым руном каштанового оттенка. Ее глаза имели зеленоватый оттенок; ее кожа была молочно-белой, цвет лица – свежий. В общем, если вы – мужчина, увидев такую женщину на улице, вы бы долго восхищенно смотрели ей вслед. Найти партнера для свиданий никогда не было для нее проблемой, однако найти мужчину, которого она могла бы терпеть рядом с собой сколько-нибудь продолжительное время, было ей трудно. Ее первое замужество было неудачным: ее муж был полным придурком. С тех пор как она выставила его за дверь, к их взаимному удовлетворению, она жила одна. Она периодически встречалась с мужчинами, но эти встречи не продолжались слишком долго. Она была уверена, что вина на это отчасти лежит на ее внешности. Мужчины, которые находили в себе смелость пригласить ее на свидание, оказывались невежественными болванами, которые не знали, что сказать и которых не интересовало вокруг ничего, кроме них самих. И поскольку она не была столь упорна в своей личной жизни, как на работе, Энн никак не могла найти подходящего спутника. Это был замкнутый круг, она это знала, но она чувствовала себя неловко при мысли о том, чтобы сделать первый шаг – она была уверена, что подобная напористость и в некотором роде агрессивность скорее отпугнет мужчин, нежели разожжет в них охоту, особенно в тех, кто посимпатичнее.
Стук во входную дверь отвлек ее от подобных мыслей, она повернулась и увидела молодого (около тридцати) мужчину, который, улыбаясь, смотрел на нее. Росту в нем было примерно 180 см, темные волосы, хорошо сложен. Она изобразила "закрыто" своими губами. Он улыбнулся и поднял одну руку к своей голове, показывая, что ему нужен телефон. Она подошла ближе к двери, и он громко проговорил через дверь: "Моя машина сломалась. Все вокруг закрыто, а мне нужно позвонить вызвать помощь. Пожалуйста!" Энн знала, что он по всей видимости не врет, поскольку сейчас, поздним вечером, этот район, оживленный и переполненный людьми днем, являет собой довольно пустынную местность. Он был привлекателен и выглядел заслуживающим доверия. Энн протянула руку к ключам, все еще торчавшим в двери, и повернула их, отперев дверь. Она улыбнулась и проговорила: "Вам надо бы обзавестись сотовым телефоном, Каждый должен им…" Только она отперла дверь, мужчина с силой толкнул ее и распахнул внутрь так, что дверь с силой ударила Энн в лоб и заставила упасть на пол. Удар и падение застали ее врасплох, и она посмотрела вверх, встряхнув головой, пытаясь таким образом прояснить сознание. Тем временем мужчина вошел в студию, закрыл за собой дверь и запер ее изнутри. После чего вынул ключи и положил их в карман на своих джинсах. "Я долго следил за тобой", - сказал он ей. "У… у меня через несколько минут занятия. Мои ученики могут прийти с минуты на минуту", - проговорила Энн, надеясь, что это напугает этого громилу. "О, нет, ты врешь", - ответил он, улыбаясь, и встал над ней. – Я же сказал, что следил за тобой, у тебя не будет никаких занятий вплоть до половины восьмого завтра утром. У меня будет предостаточно времени, чтобы повеселиться. Нас ждет длинная ночь, милочка", - сказал он и сделал шаг по направлению к ней. Все еще лежа на полу, Энн со всей силы ударила его по правой голени. Не очень-то убедительно, но это было все, что она могла сделать. Мужчина выругался и схватился за ногу, а Энн тем временем вскочила и промчалась через студию к телефону, чтобы позвать на помощь. Увидев, что она пытается набрать номер, он последовал за ней, оборвав телефонный шнур со стены. Он перекрыл ей путь наружу, кроме того, входная дверь все равно была заперта и ключи лежали у него в кармане. Еще один телефон (и выход тоже) имелся наверху в ее квартире. Когда он приблизился, Энн швырнула телефонную трубку ему в лицо, прямо в челюсть. "Ты, сука!" – взревел он и упал на одно колено, держась за свою скулу. Энн не промедлила ни секунды и промчалась мимо него к лестнице и наверх по ней к телефону или к выходу в зависимости от того, сколько времени осталось у нее в запасе. Пока она бежала она поклялась, что завтра же заведет собаку. Большую и злую. Парень, увидев, куда она направляется, быстро вскочил на ноги и погнался вслед. Достигнув лестницы, Энн была вынуждена замедлить свой бег, и, когда она была на полпути наверх, он настиг ее, схватил одной рукой за футболку на спине и дернул назад. Она буквально пролетела по воздуху над лестницей и упала на спину на пол студии. Падение чуть не вышибло из нее дух, и она осталась лежать на месте, наблюдая, как насильник приближается к ней. Только он сошел с лестницы, Энн сплела его ногу своими ногами и заставила его упасть на пол рядом с ней. Лежа на полу, она повернулась и врезала ему ногой в живот – он хрюкнул, а она вскочила на ноги и нанесла ему еще два удара по животу, каждый из которых заставил его застонать. Но прежде чем она смогла нанести еще один удар, он поднялся на ноги. "Черт!" – проскочило у нее в голове. – "Нужно дать ему подойти поближе или я не смогу вырубить его – он слишком большой!" "Спасибо за встряску", - проговорил мужчина, направляя к ней. – "Теперь я действительно начинаю получать удовольствие." Подойдя к ней, он схватил Энн за плечи, дернул вперед, заставив потерять равновесие, а затем толкнул назад на стену. Энн с глухим звуком врезалась в нее и осела на пол. Она была слегка оглушена, ее охватила дрожь, когда мужчина встал над ней. Он быстро разделся до нижнего белья. Энн взглянула на него и только сейчас осознала, насколько он силен и огромен. "Следовало бы запретить заниматься на тренажерах в тюрьмах", - подумала она. Стоило ему приблизиться к ней, она попыталась отползти назад. "Куда это ты?" – усмехнулся он и бросился на нее все своим весом. Она задохнулась, а он быстро сдернул с нее футболку и бюстгальтер, обнажив ее тело. На Энн остались только серые спортивные шорты и носки с кроссовками. Он похотливо посмотрел на ее груди и схватил каждую из них в свои руки. Затем он сполз с ее живота, чтобы наклониться к ее бюсту своим лицом. Почувствовав слабую надежду, Энн резко подняла свою правую ногу к его яйцам и прищемила их. Насильник взвыл от боли и постарался вскочить и избавиться от источника боли. Стоило ему приподняться, Энн, напротив, получила еще больше преимущества и ударила его в пах один раз, а затем и другой. Она быстро вскочила, в то время как мужик согнулся пополам, рыча от боли. Она схватила его за плечи и врезала ему ногой в грудь, извлекши громкий стон из его глотки. Он осел на пол на колени, все еще крича от боли, прикрывая руками свой пах. Энн взяла его за голову и со всей силы ударила своим коленом по его лицу. Затем еще и еще раз, после чего отпустила его голову. Он упал на пол. Энн же больше не теряла времени даром. Она начала бить его по бокам и по голове, используя твердый мысок своих кроссовок. Каждый раз, когда он пытался подняться, ему приходилось опираться на свои руки. И каждый раз при этом Энн пользовалась тем, что его лицо оставалось неприкрытым и наносила туда удары. Когда она наконец снова упал на пол, она нанесла ему еще несколько ударов по голове, груди и животу. Энн не хотел, чтобы он опять смог подняться на ноги. С каждым ее ударом, она чувствовала, он ослабевал и все больше терял силы для того, чтобы подняться. Пока он лежал на спине, пытаясь понять, что с ним происходит, она схватила его ноги, переступила через них, оплела своей ногой и применила к насильнику болезненный силовой прием, "замок из четырех ног". Ее братья оба занимались борьбой в колледже, и движения, которым она от них научилась довольно быстро всплыли в ее памяти. Откинувшись на спину, она завершила прием, применив страшной силы давление на его ноги – все чувства тут же вернулись к мужчине, как только непереносимая боль пронзила его рассудок. Энн продолжала удерживать захват, в то время как ее жертва начала бороться и брыкаться в попытках освободиться. Тем не менее Энн хорошо держала захват, у нее были сильные ноги, так что он никуда не мог деться. Она удерживала сей силовой прием достаточно долго, возможно, даже чересчур долго. Он продолжал стенать и бороться с ее ногами некоторое время, но в конце концов мог двигать только своим телом и руками. Она продержала его в захвате еще несколько минут после этого, чтобы быть уверенной в том, что он не сможет стоять на ногах и ходить на протяжении некоторого времени. Он изогнулся, пытаясь достичь ее ног с помощью своих рук, но не смог освободиться. Энн оперлась на руки, глядя на его тщетные потуги обрести свободу. Когда она уверилась в том, что он не сможет использовать свои ноги некоторое время, она освободила захват. Она встала и наклонилась над ним. Он тоже попытался вскочить, но тут же осознал, что не способен это сделать. Тогда он оперся на руки и постарался отползти от нее. Она подбежала к нему, высоко подпрыгнула в воздух и приземлилась своим коленом прямо ему на живот. Он не был готов к такому развитию событий, поэтому ее колено не встретило никакого сопротивления и глубоко вонзилось в его тело, выбив из его легких запасы воздуха и заставив его упасть на спину. Энн быстро вскочила и прыгнула обеими своими ногами на его живот. Теперь мужчина попытался согнуться в надежде прикрыть это свое уязвимое место. Энн встала рядом с ним, глядя вниз, ожидая, когда к нему вернется дыхание и способность соображать. Когда она увидела, что он пришел в себя и снова пытается уползти от нее, она прыгнула опять, на этот раз со всего размаха, ему на живот, спрыгнула на пол и повторила это несколько раз. Его дыхание было опять нарушено, он скорчился от боли на полу, пытаясь защититься от ее безжалостных ног. Энн почувствовала, как внутри у нее растет чувство возбуждения от лицезрения сильного мужчины, скорчившегося от боли, которую она ему причинила. Он пришел сюда, дабы причинить боль ей, но теперь именно он лежал на полу у ее ног, побитый и такой уязвимый. Будучи уверена, что по крайней ближайшие несколько минут он будет абсолютно беспомощен, Энн подошла к его джинсам и достала его бумажник. "Джон Уокер", - прочитала она на его водительском удостоверении. Она рассмеялась: "Полагаю, ты не будешь способен разгуляться сегодня вечером, не так ли Джонни?" (Игра слов: walk – ходить, гулять) Она бросила бумажник и вернулась к нему. Он приподнялся на локтях и снова попытался отползти от нее, но она наклонилась, схватила его левую ногу, приподняла ее и со всей силы дернула. Он вскрикнул от боли и упал на спину. Она стояла над ним, уперев руки в свои бедра. На Энн по-прежнему не было ничего одето, кроме узких спортивных шорт, и она видела, что соски на ее грудях отвердели от испытываемого ею возбуждения. "Интересно, видит ли он это. Надеюсь, что видит", - подумала Энн. Она хотела, чтобы он видел, как сильно ей все это нравится. "Похоже, для тебя этот вечер будет особенно мучительным, Джонни", - проговорила она, улыбаясь. "Пошла к черту, сучка", - процедил он сквозь зубы. "Хорошо", - ответила Энн, издевательски ухмыляясь ему, - "я еще даже не начала толком с тобой заниматься. Сперва я хотела вызвать полицейских, но что они могут сделать? Ничего, по сравнению с тем, что я для тебя припасла, дорогуша. Вскоре ты будешь рыдать как младенец". Она продолжала испытывать чувство возбуждения в то время, как она обращалась к нему. Энн встала над ним и села ему на грудь. Он постарался ударить ее руками, но она схватила крепко его запястья. Тогда он постарался сесть, что позволило Энн слегка соскользнуть назад и обхватить его торс своими ногами, сплетя их у него за спиной. После чего она начала сдавливать его своими ногами, а он начал пытаться освободиться. Она сжала сильнее, и он закричал от боли. Тем временем Энн продолжала держать его руки и усиливала нажим. Она чувствовала необыкновенную приподнятость, глядя на мужчину побежденного и укрощенного ее ногами. Она еще немного опустилась вниз на его теле, так что теперь она устойчиво сидела у него на бедрах, по-прежнему сжимая его живот своими ногами. Она могла чувствовать, что он тоже возбужден. Его член набух так, что она ощущала эрекцию сквозь шорты. Это позабавило ее. Она продолжала удерживать его руки, но теперь слегка ослабила захват и держала их подобно тому, как мама держит руки нашкодившего мальчишки. Она хотела, чтобы он почувствовал ее власть над ним, ощутил что она даже не прилагает все свои силы, дабы побороть его сопротивление. Она хотела уничтожить его. Энн взглянула прямо ему в глаза и мягко проговорила: "Ну как, больно?", усилив давление своих ног, что извлекло сперва его сдавленный крик, а затем и вопль. "О", - грустно улыбнулась Энн, - "полагаю, что больно. Унизительно, правда? А я ведь не сжимаю тебя изо всех сил. Теперь ты принадлежишь мне, милый". Она почувствовала, как ослабли мышцы его живота, зажатого между ее ног, но он по-прежнему был возбужден. И хотя он пытался изогнуться так, чтобы она не могла сжать его еще сильнее, Энн смогла ощутить, что он хочет дать отдохнуть своим мышцам. Когда он так и поступил, она изо всех сил сжала его, выдавливая весь воздух из его легких, продолжая глядеть ему в глаза. Он вскрикнул от боли, что позволило ей сжать ноги еще на несколько миллиметров и тем самым лишить его так не хватавшего, чтобы дышать, ему объема легких. Она буквально заставляла этого огромного мужика терять силы прямо на глазах, дразня и унижая его. Она продолжала уменьшать силу захвата на его руках, полагая, что его слабость делает эту меру предосторожности излишней. Как оказалось, это было ошибочным суждением, поскольку мужчина вырвал одну свою руку и достаточно сильно ударил Энн по лицу. От неожиданности она выпустила и вторую его руку, и он, воспользовавшись этим, нанес еще два сильных удара по ее лицу, последний из которых разбил ей губу. Он по-прежнему оставался зажат между ее ног, но она ослабила зажим от шока, причиненного его ударами. Энн быстро обрела контроль над своими чувствами и сдавила его живот своими ногами изо всех сил, на которые она была способна. Это заставило его прекратить наносить ей удары, он содрогнулся от чудовищной боли и снова начал пытаться вырваться на свободу. Энн снова выдавила практически весь воздух из него, в то время как он пытался раздвинуть ее бедра, но у него это не получилось. Продолжая сдавливать его своими ногами, Энн сказала: "Нужно что-нибудь сделать с твоими руками, Джонни". На этот раз она не ослабляла давление своих ног до тех пор, пока он не обессилел от нехватки кислорода. Энн поднялась с него и встала рядом с ним. Он постарался отодвинуться от нее, но тщетно, она тем временем снова прыгнула ему на живот обеими ногами, заставив его задохнуться от боли. Пока он пытался восстановить дыхание, Энн наклонилась и перевернула его на живот. Он опять постарался уползти от нее. Тогда она отошла на пару шагов назад и вспрыгнула ему на спину, где и осталась. "Ты, стерва!" – вскрикнул он. – "Я убью тебя!" Энн засмеялась и сказала: "О, да, у тебя это хорошо получится. Особенно учитывая, что ты лежишь на полу и не способен ходить, все твои внутренности болят, будучи сдавленными моими ногами, а я стою на тебе!" Она снова рассмеялась, искренне желая еще больше унизить его. По-прежнему стоя у него на спине, Энн наклонилась и схватила его руки за запястья. Затем она выпрямилась, принуждая его приподнять верхнюю часть тела от пола, в то время как его нижняя половина находилась под ее ногами придавленной к полу. Энн отклонилась назад, выгибая его туловище в сторону, в какую оно не было приспособлено гнуться. Он закричал от нарастающей боли. "Ты еще ничего толком не чувствуешь", - проговорила Энн тогда, когда он под ее ногами начал изгибаться и корчиться от боли. Она стала скручивать его запястья, продолжая тянуть его руки назад. Он снова закричал от боли и постарался высвободиться, но не смог: его ноги были беспомощны, Энн продолжала стоять на его спине, удерживая его изогнутое тело и заставляя его выгибаться еще сильнее. Как только его крик начинал стихать, Энн заводила его руки все дальше за спину и заставляла его тело сгибаться еще больше. Когда она почувствовала, что еще больше выкручивая ему руки, она может сломать их, Энн осталась стоять в одном положении, ощущая, как его руки слабеют и его сопротивление угасает по мере того, как его тело подчинялось ей. Через десять минут она отпустила его руки, и, как она и рассчитывала, они бзвольно упали вдоль его тела. Она улыбнулась, чувствуя, как внутри нее возрастает ощущение могущества и возбуждения. Она сбросила кроссовки и сняла нсоки, а затем несколько раз прыгнула на его спину, используя ее наподобие батута. Каждое ее приземление сопровождалось его сдавленным криком, но он уже ничего не мог сделать. Энн прошлась по его спине, ощущая, как трепыхается его жизнь под ее ногами, сжимая его кожу меж пальцев своих ножек. Она постояла на его заднице, попрыгала на ней, жестоко вдавливая его член и яйца в пол силой своих прыжков. Охватившее ее сексуальное возбуждение было таким сильным, она никогда не переживала ничего подобного. Энн сошла с мужчины, наклонилась над ним и перевернула его на спину. Он был в сознании, хотя и очень обессилел. Она уселась ему на грудь, не отводя глаз от его лица. Он уже не сопротивлялся, поскольку был не в состоянии, и она затрепетала от упоения, видя сильного мужчину, лежащего беспомощным меж ее ног. Она легла на живот, раздвинула его безжизненные ноги и просунула промеж них свои. Она прижала свою грудь к его и вплотную приблизила свое лицо к его. Энн заглянула ему в глаза и увидела в них страх и униженность. Вместе с тем она видела, что он все еще возбужден, поэтому она улыбнулась. Его эрекция и, одновременно, полная неспособность сделать что-либо только усиливали его беспомощность и чувство стыда. "Вот теперь начнется веселье", - сказала она. – "Ты думаешь, что ты достаточно унижен? Подожди." "Нет, пожалуйста", - прошептал он. – "Я сделаю все, что Вы хотите. Позвоните в полицию…, что угодно. Только, прошу, не причиняйте мне снова боль." Энн рассмеялась на это и продолжила, соблазнительно поглаживая его по голове: "Интересно, Джонни, если бы ты насиловал меня и я попросила тебя о том же, ты бы поступил так?" Он отвел свой взгляд, и она сказала: "Нет, я так не думаю, поэтому и я так не поступлю." После чего она пододвинулась вверх по его делу и поместила свои груди на его лице. Она опустила их ему на физиономию и прижала его голову своим телом к полу. Он начал задыхаться, но Энн обхватила его голову руками и вдавила его лицо себе в грудь. "Ну и как они тебе нравятся сейчас, Джонни?" – спросила она. Его ответ вряд ли мог быть различим, да она и не ждала его. Энн продолжала лежать на нем, в то время как он под ней старался отвоевать себе глоток воздуха. Она позволила ему вздохнуть, лишь когда почувствовала, что еще чуть-чуть и он потеряет сознание. "Давай действительно повеселимся, что скажешь?" С этими словами Энн снова приняла сидячую позицию и обхватила его тело ногами. Она развернулась лицом в сторону его ног, так что он видел теперь перед собой ее попу и спину. Энн скользнула по его телу и поместила свой зад ему на лицо. Она ощущала его дыхание даже сквозь свои шорты. Он снова задергался, го тщетно. Энн наклонилась и вонзила свои ногти ему в живот, на что он смог только сдавленно замычать под ее телом. У него все еще сохранялась эрекция, она видела это. Энн встала на его грудь, используя его тело в качестве подстилки для своих ног, и сняла с себя шорты и трусики. Она бросила их ему на грудь – он все равно не мог их скинуть оттуда. После чего она опять села ему на лицо, на этот раз смотря в ту сторону, где находилась его голова, так что теперь она могла видеть его макушку, выглядывавшую из-под ее ног. Он дернул головой, но она не позволила ей сдвинуться ни на дюйм, всем своим весом вжав ее в пол, и слегка отклонилась назад, поставив свои руки на пол для дополнительной опоры. Он продолжал мычать, пытаясь что-то сказать. Она сжала его голову коленями и прижала свою промежность плотно к его лицу. Ощущение его судорожных движений под своими ногами, под ее попой было самым захватывающим чувством, какое она когда-либо испытывала. "Хочешь, чтобы я слезла с твоего лица, Джонни?" – вопросила она и прижала его лицо к полу. – "Я не слышу тебя, дорогуша. О, мне жаль, возможно у тебя небольшие проблемы с речью, когда твоя физиономия находится так глубоко в моей заднице." Она приподняла свою попу на несколько миллиметров. "Пожалуйста", - проговорил он, - "я не могу дышать! Прошу слезь с меня." "Ладно, ты, жалкий червяк, я слезу с твоего лица", - ответила она. Энн соскользнула с его головы, но уселась всем своим весом ему на шею. Она приподняла за волосы его голову, сунула его лицом меж своих бедер и с силой сдавила ее своими ногами. Когда она схватила его голову, она заметила выражение удивления на его лице и проговорила: "Я же сказала тебе, что слезу с твоего лица. Я слезла." После чего она засмеялась над ним, его унижения продолжали заводить ее. Когда Энн почувствовала, что он начинает задыхаться от нехватки воздуха, она ощутила, что скоро кончит – никогда еще она не ощущала это столь явственно. Однако она боялась, что он может потерять сознание, а то и задохнуться, пока она кончает. Ей, конечно, было на это наплевать, но его безжизненное тело вряд ли доставило бы ей удовольствие. Поэтому она слезла с него, и он судорожно стал ловить воздух ртом. Она взяла его за плечи и перевернула на живот. Затем она села перед ним так, что его подбородок оказался у нее на животе. Она обхватила его ногами, прижав его глотку к своей промежности, и вонзила пятки в его спину. Она сдавила его, снова заставив его задыхаться от нехватки кислорода, после чего откинулась на спину. Она слегка ослабляла давление своих ног, когда ему действительно не хватало воздуха. Его слабые потуги дышать, которые он вынужден был делать, будучи уткнутым носом ей в промежность, привели Энн в сокрушительной силы оргазм.
Когда она кончала, она обхватила ногами его шею, снова лишив его возможности дышать. Она поставила свои ступни ему на спину, дабы он мог лишний раз почувствовать ее власть над ним. Она слегка ослабила захват лишь только после того, как кончила, и он начал кашлять и просить, чтобы она отпустила его. Она схватила его голову обеими руками за волосы, посмотрела в его лицо и сказала: "Вот так-то. Умоляй меня. Целуй меня. Лижи меня." Она прижала его лицо к своему животику. Он повиновался, начав целовать и лизать его, прося ее о пощаде, а она продолжала сжимать его своими ногами. Она посмеивалась, лежа на спине, и вроде бы разжала свои ноги для того, чтобы отпустить его. Энн оперлась на руки, так что она могла видеть, как поспешно он выдернул свою шею из-под ее ног. Но он не смог больше ничего сделать: как только он попытался отодвинуться в сторону, Энн снова скрестила ноги, в этот раз поймав ими его голову. Она немедленно сдавила ее изо всех сил. Он вскрикнул от боли и постарался освободиться, но безуспешно. Энн наклонилась над ним и схватила его голову за волосы. Она на мгновение ослабила свои ноги и поместила его лицо прямо напротив своей киски, а затем опять сдавила его голову изо всех сил. И хотя он отчаянно пытался освободиться, она едва ли ощущала это напрасные попытки. Она откинулась на спину и положила голову на руки, глядя в потолок. "Дорогуша?" – спросила она. Он не отвечал. Увеличивая силу давления на его голову, Энн проговорила: "Милый, лучше бы ты дал мне знать, что ты меня слышишь." Она чувствовала уверенность в том, что могла бы сокрушить своими ногами его голову подобно ягоде винограда, если он будет продолжать проявлять непокорность. Он наверняка почувствовал то же самое, потому что быстро откликнулся: "М-м-м." "Вот и молодец", - сказала она. – "Я хочу, чтобы ты начисто вылизал меня. Если ты все сделаешь хорошо, я отпущу тебя." Она вжала его голову себе между ног, напоминая ему о его роли. Он по все видимости понял, потому как Энн немедленно почувствовала его язык на своей киске. Она медленно усиливала давление на его голову, пока он продолжал лизать ее, понуждая его стараться все больше и больше. Она ощущала невероятное возбуждение, продолжая все сильнее вдавливать его голову себе между ног, а он продолжал вылизывать ее, покорно и послушно. Когда она ощутила приближение оргазма, она что есть мочи сдавила его голову и смяла его тело подобно тряпичной кукле. Она кончила прямо ему в лицо, продолжая сжимать его бесчувственное тело своими ногами.
Она откинулась на спину на несколько минут, набираясь сил, в то время как его лицо по-прежнему находилось у нее между ног. Затем она отодвинулась назад, позволив его подбородку соскользнуть с ее живота и упасть на пол. Энн рассмеялась. Затем она перевернула его на спину и рассмеялась снова: его язык был все еще высунут изо рта и на нем появилась капелька крови от прикуса, вызванного ударом о пол. Этот удар, видимо, привел его в сознание, было видно, что он начинает приходить в себя. Энн села рядом с ним и мягко провела рукой по его волосам. Она могла видеть, что несмотря ни на что у него по-прежнему сохранялась эрекция. "Очухался?" – спросила она, ласково гладя его по голове. Она встала и взглянула на него, распростертого у ее ног. Ее соки были повсюду на его лице. Она поставила ногу ему на шею и слегка нажала, лишив его легкие доступа к кислороду. Так она продолжала играть с ним словно с игрушкой в течение нескольких минут, то нажимая ножкой ему на горло, то ослабляя нажим и позволяя сделать ему глоток-другой воздуха. Его положение не могло быть более очевидным. В конце концов она задержала ногу у него на шее, и он начал просить ее отпустить его, подняв свою голову и осыпая поцелуями ногу, которая не позволяла ему дышать. Вскоре он затих, потеряв все силы и сознание от нехватки кислорода в своих легких. Энн торжествующе засмеялась: ей пришла в голову новая идея. Она убрала ногу с его горла, поднялась наверх по лестнице к себе в квартиру и нашла свою щетку для волос. Она взяла ее и спустилась вниз в студию. Он оставался лежать в том положении, в котором она его оставила. Она встала над ним и легонько наступила на его мошонку, постепенно увеличивая нажим, пока он не очнулся с криком боли на устах и полным ужаса взглядом на своем лице. Энн ощущала его эрегированный член под своей ногой. Она села рядом с ним и снекоторым усилием перевернула его себе на колени. Она спустила с него трусы. Он лежал лицом вниз, его обнаженный зад беззащитно выдавался вверх, а его член упирался ей в бедра. Он постарался двинуться, но его руки все еще были бессильны, и он смог только слегка пошевелить своими ногами. Энн обхватила одной ногой его нижние конечности, заставляя их лежать прямо, а затем начала неистово пороть его своей щеткой для волос. Она била его так сильно, как только могла, быстро найдя правильный угол, под которым следовало держать щетку с тем, чтобы причинить ему как можно более сильную боль. Он кричал от боли, сопротивляясь изо всех оставшихся сил. Но она удерживала его своими ногами. Своей свободной рукой она вдавила его лицо в пол и, держа его за волосы, периодически поднимала его голову и сразу же впечатывала ее в пол. В конечном счете он кончил прямо ей на ноги в то время, когда она порола его зад и била его лицо о пол. Она слегка усмехнулась, но не прекратила экзекуцию. Его задница стала красной и сплошь покрытой рубцами, в точности повторяющими форму щетки, находившейся в ее руке. Он начал рыдать от боли и испытываемого унижения, и на Энн снова накатил оргазм, хотя она просто сидела на полу и порола его своей щеткой для волос, а он умолял ее смилостивиться. Она остановилась и встала. Своей ножкой она стерла его сперму со своей другой ноги, затем подошла к нему, продолжавшему лежать лицом вниз. "Лижи мою ногу, дорогуша. Вылижи ее чисто, не то я снова выпорю тебя." Она улыбнулась, видя как поспешно он покорился, приподняв голову и начав лизать ее ножку. Она поставила свою вторую ногу ему на спину и встала все своим весом на него, пока он продолжал вылизывать ее ногу. "Старайся хорошо, милый. Облизывай каждый пальчик и соси хорошенько." Он беспрекословно подчинился, вылизывая ее ногу на протяжении пятнадцати минут. Затем она вытащила ногу из его рта и поставила ее ему на затылок, повернув своими пальчиками его голову на бок, так что одна его щека лежала на полу, а другая была направлена вверх. Своей другой ножкой Энн продолжала стоять на его спине. Она вдавила его лицо в пол своей ногой, властно поставив руки на свои бедра. "Ты достаточно хорошо меня слышишь?" Он не ответил. "Неужели я так сильно повредила тебе, что ты потерял слух? Или я так сильно побила тебя, что ты теперь не можешь мне ответить?" Она поставила свои пальчики подушечками на его висок и медленно переместила свой вес с ноги, стоявшей на его спине, на ногу, находящуюся у него на голове. "Ну, а теперь ты можешь меня слышать или нет?" "Да", - поспешно сказал он. Боль пронизывала всю его голову насквозь. "Хорошо", - проговорила она, не снижая давления на его висок. – "Если я когда-либо услышу или прочитаю, что ты говоришь грубо или неуважительно с женщиной, я отыщу тебя и сломаю каждую косточку в твоем теле своими ногами. Я раздавлю тебя всего и твою голову в последнюю очередь, так что ты до последнего будешь ощущать боль, которая не пощадит твоего тела. Ты меня понял?" Он недостаточно быстро ответил, по мнению Энн, и она подняла свою ногу с его спины, используя свое навыки танцовщицы, балансируя на кончиках пальцев той ноги, что стояла у него на голове. "Я понял! Я понял, леди!" – вскричал он. Она продолжала удерживать позу: "Не смей кричать на меня, ты, ничтожная мразь. Теперь, как по твоему ты должен обращаться ко мне?" Поскольку он не ответил, она начала слегка подпрыгивать на пальчиках, причиняя еще большее давление на его голову. "Думаю, тебе лучше называть меня "Госпожой." Мужчина вскрикнул от нарастающей боли и проговорил быстро: "Я понял, Госпожа." "Докажи свою послушность", - сказала Энн, продолжая стоять у него на лице. Она поставила свою вторую ногу рядом с его головой: "Скажи мне, что ты понял, а затем начинай лизать мою ножку." Все еще испытывая непередаваемую боль, он опять произнес: "Я понял, Госпожа!", и покорно стал лизать ее ножку, а она продолжала давить на его лицо. Энн наслаждалась своей позицией. "Нет, милый, Открой свой рот пошире. Возьми мою ногу в свой рот как можно глубже и начиная сосать ее. И если я услышу, что ты поперхнулся, я раздавлю твою голову как воздушный шарик. Давай, начинай." Она снова подпрыгнула на пальчиках, невысоко, только чтобы напомнить ему о своей власти над ним. Он широко открыл свой рот, и она грубо засунула в него свою ногу. Он позволил проникнуть внутрь всем ее пяти пальчикам, а она продолжала толкать ногу вглубь так далеко, насколько он мог ее принять. Она ощущала его рот вокруг своих пальчиков. Он прилагал все усилия, чтобы лизать и сосать ее ножку, отчаянно стараясь не подавиться, а она вдавливала свои пальчики ему в горло. Она продержала свою ножку у него во рту почти пять минут, заставляя его пуще прежнего страдать от такого унижения и продолжая всем своим весом стоять на его голове. В конце концов она вытащила ножку у него изо рта, но продолжала удерживать ее на весу. "Благодари меня за то, что я позволила тебе выказать твою покорность моей ножке", - приказала она ему. "Благодарю Вас, Госпожа", - послушно проговорил он, окончательно сломленный. – "Я не шучу, ничтожный раб. Лучше бы я больше никогда не слышала про тебя." "Да, Госпожа", - ответил он серьезно. "Хорошо", - сказала Энн, поставив свою ножку, все еще мокрую от его слюны, ему на голову рядом со своей второй ногой. - "Тогда я закончила с тобой." Она слегка присела, а затем подпрыгнула в воздух, приземлившись обеими ногами на голову своего несостоявшегося насильника. Так она постояла несколько секунд и сошла на пол. Он был практически без сознания и не начал бы двигаться еще некоторое время. Она подошла к его джинсам, все еще валявшимся на полу, и вытащила из них ключи от входной двери. Затем подняла его бумажник и вернулась к нему. Наклонившись, она подхватила его за руки и приподняла его тело от земли. Он был таким тяжелым! Она подтащила его к двери, где небрежно бросила на пол и открыла замок. Затем она снова подняла его и вытащила за порог, дав его телу грузно упасть на мостовую. Поверх него она бросила бумажник и заперла входную дверь изнутри. Несколько мгновений она смотрела на него сквозь стекло: он был обнажен, а снаружи было необычайно холодно. Энн улыбнулась, подумав, насколько полезным этот опыт может оказаться для нее, и поднялась наверх в свою квартирку, где сделала себе чай и приготовила теплую ванную.
Автор рассказа: Butsefal - Благодарности, пожелания, вопросы, критика - на butsefal@rambler.ru

http://www.FemDomina.ru
Назад


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 

Часовой пояс: UTC + 4 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
Перейти:  

Powered by Forumenko © 2006–2014
Русская поддержка phpBB