FemTime Форум

Форум сайта FEM Time - все о сильных женщинах: борьба, драки, бодибилдинг
Текущее время: 17-02-2020, 05:38

Часовой пояс: UTC + 4 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: РИМ. 735 год от основания Рима
СообщениеДобавлено: 28-12-2017, 04:31  
Не в сети

Зарегистрирован: 04-10-2010, 01:36
Сообщения: 262
Откуда: Riga,LR(Latvja)
РИМ. 735 год от основания Рима (18 год до Рождества Христова).
Последняя смена начальника караула перед отпуском


Император Октавиан вышел в атриум и вновь остановил взгляд на единственной женщине центурионе преторинцев в своей внутренней охране знакомой ему давно хотя для его взгляда она была привычна,как сама говорила такой же как все солдат.Но помня ,что она сегодня первый человек после слуг император все же заговорил с ней сказав,что она очень его порадовала на последнем празднике когда изображала Минерву и он опираясь на ее крепкую руку и в самом деле почуствовал силу богини в ее сильной и красивой руке и получил удовольствие глядя близко на ее крепкую открытую правую грудь достойную богини.А потом спросил не согласится ли она,если ее не утомила бессонная ночь и главное он уже не первый год ценит ее как спариг партнера не дающего ему спуска.
В ответ Юлия,как припомнил ее имя император, сказала что она все годы своей службы не дает спуску никому и себе тем более и ей до вечера приятно разогнать сон тем более в такую жару.
Октавиан добавил :
“Главное я тебе разрешу ,вопреки уставу,для начальника караула, купание в моем бассейне после упражнений и сменить тунику на свежую из моих ведь ты почти одного роста со мной,только у тебя плечи и бедра пошире.”
Говоря такое Октавиан чуть покривил душой забыв о разнице в половину головы или в 15 сантиметров роста на которые женщина была выше.
И император с удовольствием взглянул на спину женщины повернувшейся скромно к нему спиной перед спарингом. И он улыбнувшись подумал о том,что женщина в легионах не потеряла стыдливости.Потом они во внутреннем дворике некоторое время фехтовали на мечах гладисах и потом отдав их в руки рабов занялись панкратионом.К концу этого получаса она пару раз свалила своего противника и улыбась протянула ему руку помогая встать.А плавая в большом бассейне он обратил внимание на то,что его противница служащая в преторианцах уже лет шесть имеет почти юношеское выражени свежего лица и попросил напомнить ему ее фамилию,а то он не в курсе возможного замужества и смены фамилии самой красивой женщины гвардии .Во время многочисленных дел он мог и не запомнить эту новость,а на свадьбу красавицы центуриона он мог и не попасть по причине частых поездок.
Женщина вытирась полотенцем перед тем как опять одеть форму повернулась к нему спиной и сказала :
“Я Юлия Фадия из старого римского рода по отцу и стараюсь
с гордостью носить эту фамилию а шанса на замужество давно не имею.В преторианскую гвардию ведь не берут не родовитых. И даже удостоена наград начиная с трех солдатстких браслетов в Германской войне,двух фалеров а офицером получила и флажок и декоративное копье.”
Выслушав это император,ценивший женскую красоту,вдруг скомандовал :
“Центурион,лицом ко мне !”
Женщина молниеносно повернулась не успев подхватить простыню,открыв взгляду небольшие аккуратные почти девичьи груди но левую пересекал глубокий шрам видимо от
меча или кинжала.
И окинув сильное тело центуриона взглядом ценителя
Октавиан сказал :
“Опять вижу -в преторианцы берут только красивых.”
Потом глядя на левую грудь Юлии ласкающим взглядом задал вопрос :
“А чем пробили панцирь?”
Чуть смущенная взглядом императора женщина, не смея прикрывать перед ним груди,внезапно покраснев ответила:
“Тогда панциря на мне не было, три года я служила в морской корабельной центурии центурионом пехоты в Батавской флотилии и в тот вечер через порт смогла проникнуть на борт пиратского корабля одна ну и получила как неверная жена сквозь мокрую тунику ножем но все же осталась на своих ногах.Еще и сигнал огнем смогла своим солдатам дать подойти на лодках.Даже сознания не потеряла,царапина была в том месте,которого мужчины не имеют и жизни и моей боеспособности она не угрожает.”
Эти слова заставили Октавиана улыбнутся со словами:
“Ты, красавица, уже думаешь как мужчина. Хотя груди у тебя самые красивые из тех что я видел и трогал.”
Потом на вопрос о подробностях ранения пояснила,что ей пришлось проплыть одной почти полторы мили,остальные ее парни плавали хуже,тем более это было в зимнем море.
Выслушав ответ Октавиан поблагодарил центуриона и попрощавшись уехал,он считал что до его вечернего возвращения караул сменится.
Вернувшись из города император увидав новых солдат следующей смены был удивлен тем,что ему снова
отсалютовала Юлия Фадия,после чего спросил :
“Почему тебя не сменили?”
И Юлия,чуть смутившись ответила что три центуриона в отпусках для поездки к морю с семьями,а у нее семьи просто нет и потому у нее идут сдвоенные караулы без смены и она к такому напряжению давно привычная и ей в карауле возле Октавиана даже приятней чем в лагерной палатке.
В ответ Октавиан назвал ее милой и верной и идя спать он даже потрепал ее по плечу и не мог не залюбоватся светлыми чуть усталыми глазами своей телохранительницы,сказав ей что от усталости глаза у нее становятся большими почти как круглый щит центуриона .
Утром Октавиан проснувшись сначала освежился в бассейне и потом работал со своим другом и советником
с юнных лет Гаем Меценатом,занимаясь ближайшими делами города да и на оплату легионов опять требовались деньги. Это заняло время до наступления дневной жары и тут отправив Мецената он почуствовал желание опять как вчера утром размять себя гимнастикой.И вновь пригласил Юлию во дворик,но получив приглашение она чуть задержалась отдав распоряжения декуриону кавалеристов и предупредив чужого но давно знакомого опциона не своей караульной центурии. Перед спарингом с женщиной Октавиан заметил,что к концу вторых суток караула ее лицо осунулось и возле ее больших глаз появились заметные вблизи морщинки. После схватки на мечах со щитами,вновь уступив, император велел перейти к панкратиону,если центурион не устала.Но женщина была казалась неутомима и вновь не смотря на жару загоняла своего противника трижды поймав его приемами а последний раз когда она наклонилась близко к нему,притворившемуся что ему трудно встать,он вдруг схватил женщину за шею двумя руками и опрокинул ее на себя.И тогда не отпуская ее довольно засмеялся чуствуя сильное тело женщины на себе.Не ожидавшая такого Юлия смутилась и покраснела,
чуствуя руки Октавиана на своем теле, и не зная можно ли противится самому могучему человеку римского мира.
Но погодя почти половину минуты,соскользнула в сторону и нашла слова извинившись за то,что навалилась всем своим весом. Потом когда они встали,Октавиан отступив из дворика в зал, спросил у противницы разрешения пригласить троих своих батавов, ближних телохранителей ,с которыми они уже одолеют противницу,ведь императору немного обидно опять терпеть поражение.
В ответ упрямая женщина ответила,что может победить и опять.Эта схватка продолжалась уже и против четверых на протяжении еще доброго получаса и наконец Октавиан,
воспользовавшись тем что противница получив сильный удар ногой громадного германца в живот ,но вроде не почуствовав удара, ловко перекатилась к ногам императора и когда она как кошка вскочила на ноги Октавиан ловко ударил противницу в бровь,а еще через пару секунд воспользовавшись тем,что левый глаз заливает кровь,германец наконец сбил противницу с ног и она упала затылком на покрытый мозаикой камень зала.Но в ту же секунду ловко вскочила и ответно ударила германца ногой в живот.
Тотчас,почуствовав что упрямой женщине слишком досталось,Октавиан велел бежать всем к бассейну и Юлия первой прыгнула в воду. А после нескольких минут в бассейне стремительно не смотря на все еще кровящую бровь оделась в форму и отмахнулась от вызванного императором лекаря :
“Пустяк,на тренировках такое бывает раз в пару дней.Да и коса защитила затылок от удара о камень.”
А кончив одеватся вновь отсалютовала императору и убежала сдавать караул сменщику. Император прощаясь велел ей,сдав караул, зайти к нему и она через четверть часа уже с только чуть кровоточащей бровью была в его кабинете опять привычно отсалютовав ему.
Октавиан задал ей только один вопрос:
“Как ты ?И не тяжело ли тебе вести центурию в ваш лагерь.
Может я тебе разрешу вернутся в свой дом сразу,я думаю у меня есть такое право?”
На что Юлия ответила:
“Я постоянно, как и большинство преторианцев живу в лагере в палатке.Поэтому для меня путь с чужой центурией в лагерь,это путь к своей койке.А в моем родовом доме живет моя подруга врач когорты со своим мужем центурионом из италиков и ее тремя детьми.”
Октавиан дослушал ее и чуть подумав сказал:
“Прикажи своему декуриону от моего имени в этот раз идти пешком во главе центурии,а тебе уступить своего коня.Я же вижу,тебе тяжело после двух суток в карауле.
Ведь ты же как положено обе ночи не прилегла,ты себе послаблений никогда не даешь как и своей центурии,и тут ты права в строгости к этим столичным щеголям.Иди!”
Дослушав приказ женщина ловко повернулась,отсалютовав, и вышла поблагодарив за внимание к ней.
А Октавиан проводил ее взглядом с удовольствием глянув на крепкие икры центуриона со стороны спины не прикрытые “привилегией центурионов”поножами.А когда женщина покинула атриум дворца Октавиана он припомнил о том,что Юлия взяла отпуск как она говорила потому,что во время августовских виналий будет праздник гарнизонных состязаний среди преторианцев и она примет в нем участие,и надеется на победу как было и три года тому назад когда она победила в этих состязаниях.И услышав сказанное об этом Юлией Октавиан все же спросил не тяжело ли ей,женщине, участвовать на равных в состязаниях с молодыми и сильными мужчинами преторианцами.Но она ответила что боротся с мужчинами и побеждать их для нее дело привычное с первых дней службы в армии Рима.Она же солдат и солдат стойкий служащий Риму уже шестнадцать лет и все шестнадцать лет противники почти всегда были мужчинами.
Выслушав это Октавиан пожелал Юлии победы но вдруг спросил не повредит ли такое ее здоровью ведь только что подписаны августовские законы которые должны изменить поведение римлян и поднять нравственность граждан вместе с рождаемостью.Республике стало не хватать здоровых солдат.И только здоровые римские женщины,такие как Юлия,
рожая могут спасти Рим.
А Юлия обязана как римлянка думать о потомстве.
В ответ Юлия сказала что она несет обязанности солдата Рима, подумав про себя,что видимо материнство ей богами не суждено.




Хочешь убить себя и мою репутацию врача ?

Прошли полтора месяца после последнего караула и Октавиан вновь заметил что караул преторианцев снова привела центурион Юлия а его жена Ливия ,женщина очень наблюдательная и умная,увидав начальника караула заметила, что высокая и сильная женщина даже при опущенном налобнике шлема необычно бледна о чем сказала Октавиану.
Потом после ночи в карауле выйдя в атриум Ливия заметила Юлию которая после ночи была еще сильнее бледна и, когда вышел Октавиан,отсалютовав ему, вдруг покрылась потом,что было видно Ливии в свете дня даже под шлемом и доспехами. А считая, что все вышли центурион прислонилась спиной к стене а еще через неполную минуту почти замертво упала на пол.Ливия тихо скомандовала вызвать врача и помочь разобравшись,что с женщиной.А до его прихода велела служанкам снять с женщины и доспехи и шлем,а когда это сделали невольно залюбовалась телом женщины центуриона.
Когда появился Антоний Мусса,личный врач Октавиана,
Ливия сказала ему что женщина находится без сознания уже некоторое время,судя по расширенным от боли зрачкам она может находится в положении и просто сдавила увеличенный при беременности живот привычными доспехами не поменяв натяжение ремешков.Она не раз видала внезапные обмороки матрон скрывающих беременность стягивась слишком сильно.Высказав такое предположение Октавиану и его врачу,Ливия приказала слугам отнести бывшую без сознания женщину в помещение в своих покоях.А глядя как центуриона уносили слуги,Ливия с улыбкой задала вопрос Октовиану :
” Кто этот счастливец очаровавший бравого центуриона ,
начинив ей живот, но не настоявший на ее освобождении от караулов?
Потом уже в городе Ливия обратилась к Октавиану с прямым вопросом почему беременному центуриону не делают послаблений в службе,ведь Октавиан всегда заботится о своих фаворитках ?Неужели девушка старается навязать свое общество ему.В ответ Октавиан не стал оправдыватся,
напомнив намеком на обстоятельства их знакомства и сказав что власть развращает и развратила и его и эту подругу его друзей Агриппы и Мецената,они оба с ней точно ночь проводили .
До вечера венценосная чета о Юлии не вспоминала.
Но вечером вернувшись в свои покои и увидав усталого Антония Мусса Ливия спросила как наша беременная центурион,не родила ли она в ее покоях и не назвала ли роженица в своих проклятиях имя счастливого отца ей же тоже интересно о ком она хлопотала почти половину дня.
И тут в ответ врач скромно улыбнувшись сказал,что девушка,если он что-то понимает в медицине не беременная, а такое ее недомогание следствие травм полученных почти месяц тому назад.И ей просто повезло в том,что ее травмы находятся в сфере его опыта.Если интересно он готов рассказать и о недомогании и о лечении девушки.
А потом Антоний Мусса кратко рассказал о том,что все сводится и началось с праздника августовских виналий и гарнизонных состязаний среди преторианцев.В них Юлия победила в панкратионе став первой среди добрых трех десятков крепких гвардейцев и получив почетный малый бронзовый венок.Потом она победила еще и в более тяжелом мужском состязании в поднятии тяжестей .Но и этого ей показалось мало и она приняла как и четыре года тому назад участие в жестокой солдатской потехе – выдержала под счет толпы болельщиков две с половиной сотни ударов крепкой палкой по животу.Она победила опередив всех но в этой жестокой потехе ей повредили отбив и печень и желудок.
К тому же эта жалкая упрямица после этого просто отлеживалась в своей палатке в лагере преторианцев надеясь,что к концу отпуска выздоровеет. И даже к своей подруге врачу когорты она просто не стала обращатся,поскольку та помня о травмах подруги в этих состязаниях четыре года назад посмела сказать:
“ Если снова такое с собой сделаешь ко мне не приходи.”
И упрямица месяц до конца отпуска просто ждала что все пройдет.А к подруге,так и не зашла.Да еще и ела тяжелую солдатскую пищу не пригодную для отбитых желудка и печени.И окончив доклад Ливии и Октавиану Антоний Мусса сказал,что если не лечить девушку сейчас она просто
умрет устроив состязание кто первым полностью откажет из внутрених органов печень или желудок.И чуть помедлив врач добавил,что он сказал от имени Октавиана о том,что девушку сменили в карауле и передали в распоряжение врача,вместо медиков преторианской когорты которых она игнорирует.
Теперь девушка спит в покоях свиты Ливии но сейчас он беднягу не склонен будить и отправлять в лагерь преторианцев,он ей дал большую дозу снотворного.Но он за такое самоуправство просит извинения.Ну и относительно возможной беременности он девушку осмотрел и ручается что она в последнее время не распутничала.Что его очень удивляет ведь женщина очень красивая не смотря на возраст и множество шрамов от ран,при поверхностном осмотре их больше десятка,но есть ценители и такой красоты.
Утром Юлия проснулась поздно и к ней сразу впорхнули две служанки из штата Ливии со словами :
“Тебе приказано лежать и до прихода врача Мусса не позволили тебя кормить,только дать умытся и напоить водой.”
Потом был визит Ливии Друзилы,которая была с ней ласкова и даже потрепала по щеке но чуть сдвинув челку падающую на лоб Юлии увидав шрам чуть погрустнела и выразила сочуствие тронув за мускулистое плечо и погладив ладонью.
В ответ Юлия пояснила что шрам очень старый полученный в Неаполе и не беспокоит.Затем врач Мусс сказал,что Октавиан передал бравого центуриона в его распоряжение и он с его разрешения отстраняет ее от службы но с сохранием жалования и поздравляет девушку с присвоением звания “центурион примипил” первой когорты преторианцев.
Но когда Юлия вскочила обняв не крупного врача и закружив его на руках.Он рявкнул на нее :
“Дура,ты хочешь убить себя и мою репутацию врача.Смирно!”
А когда Юлия замерла перед ним,он сказал что ее долг терпеть все лечебные компресы по его методу,которым он лечит и Октавиана ведь она сейчас находится близко к смерти с отбитыми в глупейшей потехе внутренностями и к тому же пробуя как дикий зверь просто отлежатся.Ведь еще до принятия присяги ее учили помогать себе и товарищам при ранениях и болезнях и следовать указаниям медиков.
Потом были две недели сначала в покоях свиты Ливии во дворце и потом еще месяц на ее виле.Но все это время Антоний Мусса сначала ежедневно,а на виле Ливии через день менял ей компрессы и кормил женщину едой по своим рецептам и отмеренными ей крошечными порциями.И только через два с половиной месяца Октавиан принял Юлию в присутсвии Ливии и поздравил ее со званием центурион примипил первой преторианской когорты и выходом в отставку как имеющей тринадцать боевых ранений и проделавшей двадцать одну военную кампанию.А бывший рядом Агриппа после поздравлений Октавиана вручил ей золотой фалер с цифрой XVI и сказал о том,что это знак дает ей право на гарантированные алиментные выплаты как отставному центуриону преторианцев.Бывшие рядом центурионы ее родной первой когорты преторианцев после знака Агриппы по очереди обнялись с ней со словами о ней как о идеальном солдате Рима быть рядом с которым было для них большой честью.Потом уже Агриппа шепнул женщине о том что с первого взгляда у него была мечта о ночи с ней.И он надеется теперь это осуществить когда она будет более свободна.Но он все еще благодарен ей за ночь в Большом лудусе с ним.
Последней Юлию поздравила Ливия вручив жалование за три года и попросив обещать провести с ней еще месяц на ее виле.Потом потрясенная Юлия вернулась на вилу Ливии и застала там двух своих подруг Клодию и врача когорты Цецилии.
Они поздравили с милостью Октавиана и предупрежденные Антонием Мусса просто провели с ней вечер в приятной для нее болтовне.
Но когда Юлия осталась одна она почуствовала себя старой,больной и никому не нужной.Ощущения счастья просто не было хотя было и звание и милость высшего правителя и огромная для нее простого центуриона сумма денег не считая фактически не тронутых накоплений за шестнадцать лет службы в банке алиментного фонда,которых должно хватить на покупку латифундии с инвентарем включая десятка три -четыре живого инвентаря.
В эту ночь Юлия впервые почуствовала себя несчастной,хотя у нее впервые за много лет ничего не болело но сон не приходил совсем.
В это день ей после почти шести месяцев лечения Антоний Мусса не дал снотворного с действием которого девушка просто уходила в мягкий сон почти без сновидений.Сны девушки с первых дней после проскрипции ее отца были беспокойными,хотя она помнила ,что в учебном лагере от напряжения сон был крепким.
А потом были первые убитые ей в схватке с моряками в Неаполе,хотя это были свои италики она спасала парня из всадников который ей очень нравился и был к ней мил и вежлив.Ей,тогда семнадцатилетней девушке,после неравной схватки одной с десятком всадников, молодых крепких парней было важно то,что молодой красивый всадник Гай Аквилий,поднявшись после ее удара закричал :
“Хватит остановитесь идиоты,декан не наглый парень а красивая девушка.”
Потом были прогулки,беседы и поцелуи возле лагеря с Гаем Аквилием,которому она видимо нравилась и который даже сцепился со своими двумя товарищами за грубые слова о ней.Тогда он казался ей единственным парнем,ради которого она готова на все.И даже рискнула совершить двойное убийство когда бросилась его выручать из публичного дома в Неаполе.
Но судьба их разлучила и молодой декан воевала в XVI легионе в Галии и Германии,заслужила два наградных браслета и спустя уже еще четыре года тяжело раненная опцион была найдена спешенными кавалеристами из турм трибуна кавалерии II германского легиона Гая Аквилия тогда он смог отделить ее от остальных убитых хотя она и не сделала принятую в северных легионах татуировку на ноге “гражданин Рима”считая это заимствованным варварством унижающим цивилизованного римлянина как и теплые штаны,которые многие легионеры носили холодными снежными зимами под формой переняв у варваров.
Тогда Гай Аквилий нашел ее среди убитых с двумя ранами и лично оплатил особый уход за ней.Та рана низа живота и дала повод медикам говорить о ее неспособности даже зачать,тем более родить после начала связи с Марком.Но тогда же она познакомилась с Клодией,ставщей ее подругой до последних дней.Хотя после той раны овуляции все же восстановились месяцев через пять- шесть и как говорил врач овуляции были нарушены не только копьем варвара а скорее безжалостным холодом.
Хотя потом на ее пути был красивые молодой мужчина от которого ей очень хотелось бы родить.Но дорогие врачи после осмотра ее ранений и тела убедили ее в недоступности этого.И посещение с Клодией храмов не помогло,хотя из ада арены и лудуса ее вырвала именно Клодия и она же спасла ее от приговора к топору ликтора за убийство в поединке трибуна в ранге начальника лагеря.
То что поединок был смертельным по взаимной договоренности знала теперь только она.Хотя мать аристократа это поняла разглядывая ее окровавленную спину но и простила, об этом она рассказал в ту ночь когда Меценат был с ней и она чуствуя,что ее тело отказывает ей служить просила эпикурейца только не овладевать ей через анус жестоко поврежденный насильниками гладиаторами.И она сильно благодарна и Меценату и Агриппе сумевшим вырвать ее и других осужденных центурионов.Да и о финале своей гладиаторской карьеры она узнала только этим летом от бывшего секретаря Агриппы ставшего полноправным сенатором, в день освобождения она просто не подозревала о том,что перед последним боем на арене после ухода от нее Агриппы,тоже купившего ее ночь,его секретарь в прошлом легат легиона называемый солдатами “Жестоким” знакомый ей еще по войне в Германии,зайдя к ланисте якобы для передачи денег просто вскрыл ланисте вены и позволил перевязаться только обговорив выступление всех одинадцати бывших преторианцев с гарантированной победой.А ланиста опоил всех противников преторианцев,выставляемых в том числе и против нее.Кроме первого ее противника,который был простым надзирателем позволившим гладиаторам на третью ночь в лудусе овладеть ею.А потом и трое и пятеро убитых ей были опоены и не опасны о чем она тогда не знала.После помилования и отъезда в неаполитанскую когорту преторианцев ей еще не раз снились те слишком легко убитые противники и ее чуство сначала радости после получения в присутствии Октавиана рудиса и овации устроенной зрителями.И страшная просьба выйти для зрителей одной против пяти которую она сочла просто формой смертного приговора.А потом слова Октавиана сказанные ей после того как он обнял свою бывшую охранницу о том,что против пяти ей следует применить тактику братьев Гракхов,то есть бежать и убивать первого настигающего ее ранее того,как остальные помогут ему.
Но она и посей день не может забыть своего шока после пятого убитого ей противника и овации устроенной ей и Октавиану.Ведь она была первой женщиной на гладиаторской арене после восстания Спартака.Да и в Неаполь Октавиан ее отправил потому,что первый же ее караул был сорван длительными овациями “Царице Арены” как ее называли улицы.Шоком было такое обожание после отроческого презрительного уличного прозвища “Геркулес без бороды”.
И в первое утро отставки ветеран примипиларис встала после бессонной ночи и выслушала пригласившую ее к себе всемогущую Ливию которая спросила может ли она быть с ней откровенна и расчитывать на следование ее совету.
В этот день Ливия Друзила спросила Юлию чем она намерена занятся после оставки и может ли она показать ее портреты
сделанные на фоне новейших огромных зеркал,не из метала а из шлифованного стекла на оловянной основе.Конечно есть и зеркала на серебрянной основе но она,Ливия,не тщеславна и экономна.
Женщина плохо спавшая в эту ночь напряглась и сказала происшедшее как и высшие из возможных почестей так не ожиданны и она просто не знает как быть дальше.Она просто была старательным солдатом и не задумывалась о будущем.
Потом Ливия спросила не думает ли Юлия о возможном замужестве.Ведь Юлия сегодня очень богатая невеста почти как весталки,самые желанные невесты Рима.Тем более Лиивия спросила не просто так а поскольку Юлией заинтересовался один родственник Ливии по материнской линии.И именно ему Ливия и хотела показать оба ее портрета.
Только согласие она должна получить для легата Августа пропретор, уже получившего назначение Октавиана и ,
поскольку он вдовец с детьми Ливия склонна подобрать ему спутницу в качестве или жены или экономки.И лучшей кандидатуры для Аквилия Ливия не может назвать.
Эти картины она ему покажет с разрешения Юлии завтра,после представления во дворце Октавиана.Для него это будет тоже шоком,ведь он считал ее умершей от ран.А в остаток дня Ливия попросила Юлию навестить Антония Мусса для осмотра и дальнейших рекомендаций самого дорого врача Рима,который лечит по той же методике и Юлию и Октавиана.
Вечером Юлия вернулась на вилу Ливии от врача,и лежа на слишком нежном для нее ложе вторую ночь подряд просто не могла заснуть.Его осмотр и успокоил ее и лишил ее покоя.Медик пройдясь по ней своим пристальным взглядом сказал,
что следующий раз ей надо прийти с ее подругой врачем когорты.Поскольку ее августовская попытка самоубийства хоть и продемонстрировала ее бесстрашие но не удалась.Но о дальнейшей жизни девушки ему хотелось бы поговорить с более умным человеком хоть и женщиной.Еще он очень доволен тем,что смог спасти и печень и желудок своей пациентки желавшей умереть в лагерной палатке преторианцев как раненый дикий зверь.Единственное что он не понял почему красивая молодая женщина пыталась себя убить.Ведь он помнит как ей идущей во главе ее центурии в караул,римляне устроили овацию у дворца Октавиана с криками “Царица Арены”.
И выслушав такое Юлия сказала,что ей стыдно сказать о причине.Но Антония Мусс может встречал и неудачную любовь,когда единственный выбранный тобой женится на более молодой сопернице да еще у нее был страшный для ее гордости позор надругательства в Большом лудусе после которого она и сегодня не может сказать сколько гладиаторов применив силу и избив толпой смогли овладеть ей за недели кровавого кошмара.Каждой из этих причин достаточно,ведь часто гордые римлянки после таких причин уходили из жизни ведь еще прошлым летом весь Рим обсуждал самоубийство весталки соблазненной выходцем с Востока давшей змеям ужалить себя в грудь и шею.И казнь ее соблазнителя огорчила зрителей только одним он умер,превращенный в воющий кусок окровавленного мяса,слишком быстро.И казнь тем же способом его братьев и отца только немного утешила зрителей все четверо братьев все же порадовали большей живучестью в сравнеии со смазливым соблазнителем.В тот раз Юлия командовала одной из центурий охранявших казнь.
Выслушав такое врач сказал что тогда он понимает свою гордую пациентку но и видит при ее железной воле причину жить ради людей ценящих и любящих ее.

736 год от основания Рима.
Проснулась Юлия почуствовав что спала не более пары часов,но такого ей солдату или центуриону раньше хватало.
И она с чуством благодарности врачу за разрешение делать привычные упражнения проделала привычное в течении половины часа как позволил медик.Потом освежилась в прохладном по зимнему бассейне вилы и пошла в лагерь преторианцев к палатке медиков и там попросила Целестину встретится вместе с ней с Антонием Муссом.В тот же вечер Юлия с Целестиной были приняты Антонием Муссом и часть разговора он провел с наедине с Целестиной и часть с обеими.
В тот же день Гай Аквилий увидал,после представления Октавиану в качестве легат Августа пропретор на три года с правом продления еще на два года (наместником императорской провинции) в покоях своей кузины две картины Юлии в полный рост на фоне новейших зеркал.
Изображение
Изображение


Свеже назначенный пропретор трех легионов и большой провинции увидав когда служанка откинула покрывала с картин побледнел и со словами :
“Скажи кузина ее зовут Юлия Фадия и она еще жива?
Я ее видел последний раз в зимнем германском лесу раненной в переполненной палатке.Тогда врачи легиона говорили мне что она скоро умрет,и я зря приволок ее от кучи убитых.
Тогда я провел с красивым раненным опционом две ночи перед получением приказа вести своих конников далее,я тогда был в звании трибуна конницы II германского легиона, дальше и клялся ей в любви обещая женится на ней не смотря на мнение моих родных.Она же говорила,что тоже любит меня но моих ближних мезельянсом не оскорбит -она уже почти умерла от двух смертельных ран и обморожения в снегу.
А то,что я говорю о ее уникальной силе и живучести глупость столичного щеголя,который хотел соблазнить простоватую девушку солдата.Потом пришлось выполнять приказы,а о раненных XVI легиона в Галии и Германии я так ничего и не узнал.”
И в тот же вечер Ливия привела Гая к Юлии сидевшей в одиночестве в выделенной ей комнате.
Потом была бессонная ночь старых знакомых и близость двух не молодых много повидавших людей со дня знакомства которых в лагере на краю пустыни прошло почти семнадцать лет а с последней встречи прошли тяжелые для
Юлии годы зрелости не однажды на волоске от смерти.
Потом была утренняя встреча с Целестиной которая после вопроса о проведенной ночи сказала подруге о том,что Антоний Мусс считает,что после весьма болезненной операции,Юлия сможет и зачать и выносить ребенка,если ей такого захочется и будет от кого.И Антоний за такое готов взятся.
И главное,Ливия и Октавиан готовы оплатить эти усуги врача.

_________________
С уважением.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 

Часовой пояс: UTC + 4 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
Перейти:  

cron
Powered by Forumenko © 2006–2014
Русская поддержка phpBB