FemTime Форум

Форум сайта FEM Time - все о сильных женщинах: борьба, драки, бодибилдинг
Текущее время: 30-09-2020, 23:08

Часовой пояс: UTC + 4 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 168 ]  На страницу 1, 2, 3, 4, 5 ... 9  След.
Автор Сообщение
СообщениеДобавлено: 28-06-2007, 11:05  
Не в сети

Зарегистрирован: 28-05-2007, 13:33
Сообщения: 2219
Откуда: Северная Столица
batir





Отправлено: 09.11.06 15:46. Заголовок: Библиотека Фрагментов




Как известно на сайте помещаются рассказы целиком посвященные
теме проявления физической силы женщинами. Но существует
большое количество легенд, сказок, повестей, романов и прочей
литературы где встречаются моменты показа физической мощи
дамами, при том, что в данном литературном произведении больше
таких сцен нет. Например: роман обьемом 520 страниц, где на
198 странице в двадцать предложений рассказано о том как
крепкая баба поколотила пристававшего к ней паренька. Эта
сцена интересная, но весь остальной роман такого интереса не
вызывает. Может быть имеет смысл эту сцену изьять и напечатать
в этой теме нашего форума? А для интересующихся
первоисточником внизу указать автора и произведение.
Не знаю как отнесется к этой затее Виктор, возможно он решит
распространять эти тексты на "платной" основе, по типу
рассказов. В этом случае у Виктора всегда есть возможность эту
тему закрыть.
Хотелось бы внести такое ограничение: выдержка должна
показывать реальный силовой поединок, или некое проявление
реальной (превышающей обычную) физической силы, а не просто
садомазохистскую сцену жанра BДСМ (извиняюсь если неправильно
написал аббревиатуру). Также предлагаю своих мнений о данных
текстах здесь не высказывать (если не Вы этот текст поместили)
так как их авторы наших мнений всё равно не узнают .



Михаил Шолохов. Поднятая целина глава 30

Он чудесно помнил, как однажды на мельнице в Тубянском Марина
взялась
бороться с одним здоровым на вид казаком, задонцем, и, к
вящему
удовольствию присутствовавших, повалила его да еще и
окончательно прибила,
прямо-таки изничтожила острым словом. "Сверху бабы тебе делать
нечего,
дядя! - переведя дух, сказала тогда она. - С твоей силенкой да
с ухваткой
только под исподом и лежать, посапливать". И пошла к весовой,
поправляя на
ходу волосы, сбившийся во время борьбы платок. Любишкин
помнил, каким
багрянцем полыхали щеки поваленного Мариной казака, когда он
поднимался на
ноги, измазанный просыпанной на земле мукой и навозом, - а
потому выставил
вперед согнутую в локте левую руку, предупредил:
- Ты не наскакивай, ей-богу, я из тебя пороховню выбью!
Удались отсюда!
- А вот этого ты не нюхал?.. - Марина на секунду высоко
подняла подол,
махнула им перед носом Любишкина, сверкнула матовой
округлостью розоватых
колен и сливочной желтизной своего мощного и плотного, как
сбитень, тела.
Она дошла до предела в своей ключом вскипевшей ярости. Даже
видавший
виды Любишкин, ослепленный мощью и белизной Марининого тела,
попятился,
пораженно бормоча:
- Осатанела! Тю, чертяка! Прямо жеребец, а не баба! Отступись,
будь ты
трижды проклята!.. - и боком, боком проскользнул мимо
лютовавшей в
выкриках Марины, вышел в сенцы, отплевываясь и ругаясь.
Давыдов хохотал до упаду, уронив голову на стол, зажмурив
глаза.
Разметнов выбежал вслед за Любишкиным, оглушительно хлопнул
дверью, один
Яков Лукич попробовал было урезонить расходившуюся
вахмистершу:
- Ну, чего ты орешь? Эко бессовестная баба! Мысленное дело -
подол
подымать? Ты хучь меня, старика, посовестилась бы!
- Цыц! - прикрикнула на него Марина, направляясь к двери. -
Знаю этого
старика! Прошлым летом на троицу, когда сено возили, ты чего
мне
предлагал? Заметило? Туда же! Куда конь с копытой...
По двору она понеслась подобно буревой туче. Яков Лукич
провожал ее
взглядом, смущенно покашливая, укоризненно качая головой...
А полчаса спустя он был свидетелем тому, как Марина, сама
впрягшись в
оглобли своей повозки, легко везла борону и запашник со двора
первой
бригады. По случаю дождя приехавший с поля Демка Ушаков шел за
нею поодаль
и, вероятно не рискуя приближаться на более короткую и опасную
дистанцию,
просил:
- Марина! Эй ты, гражданка Пояркова? Слышишь? Марина
Терентьевна! Не
могу же я отдать тебе имущество, раз оно у меня по описи
числится!






Ответов - 23, стр: 1 2 3 All [только новые]
batir





Отправлено: 09.11.06 15:48. Заголовок: Re:




Фрагмент из детективной повести Эда Макбейна "До самой смерти"
ГЛАВА 12
От Батыра: ниже это не написано, но детектив Коттон Хоуз -
довольно крупный, высокий (около 190 см) и очень сильный
мужчина, как и все детективы из 87 полицейского участка (кроме
двух, как я помню). Он один из героев цикла детективных
повестей Эда Макбейна.


Нельзя сказать, чтобы Коттон Хоуз в обычное время был бы так
уж про-
тив поразмяться с блондинкой подобной комплекции. А у этой
блондинки фигура
была еще та! В ней всего хватало -- и рукам, и глазу. Она в
совершенстве
соответствовала тому образу, который обычно возникает при
словах "крупная
блондинка".
Стоя где-нибудь на помосте эстрады в Юнион-сити, эта девица
наверняка
вызвала бы кое у кого в первых двух рядах инфаркт, а в третьем
заставила бы
затрястись и покрыться потом не одну плешивую голову.
Со сцены маленького театрика на Бродвее эта девица просто
воспламени-
ла бы зал. Зрители стояли бы на ушах, а критики тут же
ринулись бы к пишу-
щим машинкам строчить восторженные отзывы.
В постели же... -- у Хоуза все смешалось в воображении от этой
мысли.
Но, к сожалению, сейчас эта девица находилась не на помосте, и
не на
сцене, и не в постели. Она стояла в проеме двери, которая была
не шире, чем
верхняя койка в пульмановском вагоне. И она явно собиралась
поставить на
уши не кого-нибудь, а Хоуза. И руку в сумочку она сунула с
такой же реши-
мостью, с какой крыса, живущая в пустыне, ввинчивается в песок
в поисках
воды. Но вдруг рука ее замерла и на прелестном личике
появилось удивленное
выражение. С отчетливой, кристально-правильной, как подобает
настоящей ле-
ди, артикуляцией она проревела: "Где, черт подери, мой
пистолет?" И в этот
момент Хоуз схватил ее.
Снайпер повернулся от окна. Девица была не менее ярда шириной
в талии
и к тому же, казалось, вся состояла из одних зубов и ногтей.
Она укусила
Хоуза за запястье, когда он стиснул ее, и тут же, стремительно
выкинув впе-
ред руку, ногтями разодрала ему здоровую половину лица.
Снайпер кружился
рядом и при этом орал: "Отцепись от него, Уна! Я ничего не
могу сделать,
когда ты..."
Хоузу не хотелось бить девушку. Ему особенно не хотелось бить
ее мо-
лотком. Но молоток был единственным имевшимся у него оружием,
и он правиль-
но рассудил, что если он отпустит девушку, то неандерталец
либо просто
вобьет его прикладом в пол, либо, что еще хуже, всадит ему
несколько пуль в
грудь. Ни та, ни другая перспектива особенно не привлекала
его. Да и в
борьбе с блондинкой тоже не было уже ничего привлекательного.
Извернувшись
в его руках, она сумела наотмашь нанести ему такой удар, что
он едва не ос-
тался без правого глаза. Сморщившись от боли, он замахнулся на
нее молот-
ком, но она быстро нырнула ему под руку и одновременно заехала
коленом в
пах. Наверное, она научилась этому старому трюку еще в школе,
настолько
мастерски она его выполнила. Хоуза и раньше били. И в пах
тоже. Его реак-
ция, как он сумел заметить, всегда была одинаковой: он
сгибался от боли по-
полам.
Но на этот раз, согнувшись, он все же не выпустил блондинку,
посколь-
ку сейчас она была его единственной защитой от ее напарника.
Покуда ее го-
рячее тело было рядом, снайпер ничего не мог с ним поделать.
Пытаясь удер-
жать блондинку, он вцепился ей спереди в платье, но оно не
выдержало и лоп-
нуло вместе с лифчиком, почти целиком обнажив левую грудь.
Материя продолжала рваться, а блондинка норовила выскользнуть
из его
рук, как разматывавшийся моток шерсти из лап игривого котенка.
Хоуз снова
взмахнул молотком и попал ей в плечо. Она остановилась, и он
вновь попытал-
ся удержать се, вцепившись на этот раз в плечо. Крепко стиснув
пальцы, он
притянул ее к себе. Платье блондинки разорвалось уже до талии,
но Хоуза
сейчас анатомия не интересовала. Хоуза интересовало, как бы
изловчиться и
ударить ее молотком. Он рывком развернул ее спиной к себе и
сдавил твердое
и плотное, мускулистое тело. Обхватив ее одной рукой за шею
так, что его
локоть оказался между пышными холмами грудей, он занес другую
руку с молот-
ком для удара, но тут девица выкинула еще один старый трюк,
которому она
тоже, видимо, научилась в школе.
Она резко присела и тут же с силой распрямилась, как поршень,
врезав-
шись затылком ему в подбородок. Он уронил руку. Девица
развернулась и бро-
силась на него, как фурия, пытаясь выцарапать ему глаза. Он
размахнулся и
попал ей молотком по правой руке. Она непроизвольно схватилась
за нее с ис-
каженным от боли лицом. "Ах ты, сукин сын!" -- процедила она и
нагнулась,
чтобы снять туфлю. При этом подол се платья задрался вверх,
обнажив ноги,
которые бесподобно смотрелись бы в бикини где-нибудь на пляже
Французской
Ривьеры. Она сдернула туфлю на высоком каблуке и, зажав ее в
руке, как бу-
лаву, пошла на Хоуза.
-- Отцепись, черт подери, от него! -- гаркнул снайпер, но
девица не
собиралась отступать.
Она и Хоуз кружили друг против друга, как тяжеловесы. Грудь
девицы,
почти не удерживаемая бюстгальтером, тяжело вздымалась. Хоуз
дышал, как па-
ровоз. Зажав в руке один -- молоток, а другая -- туфлю на
шпильке, они вы-
жидали момент, когда можно будет нанести удар. Рот у девицы
приоткрылся, и
оскаленные зубы, казалось, готовы были перекусить Хоуза
пополам. Блондинка
сделала обманное движение -- он подставил левую руку, чтобы
отразить удар;
но тут она молниеносно качнулась в сторону, и последнее, что
он запомнил,
-- это летящая в расплывшемся воздухе красная туфля и дикая
боль от врезав-
шегося ему в висок острого, как стилет, каблука. Он
почувствовал, как паль-
цы его, державшие молоток, сами собой разжались. Он
почувствовал, что пада-
ет вперед, и раскинул руки, чтобы задержать падение. Он рухнул
на девицу,
уткнувшись головой ей в плечо, и начал соскальзывать вниз, на
мгновение
ощутив теплоту ее мягкой груди, прежде чем она злобно
отшвырнула его от се-
бя. Он отлетел, стукнувшись головой об пол, и, прежде чем
окончательно по-
терять сознание, еще успел испытать жгучий стыд: "Женщина!
Черт подери, ме-
ня побила женщина:"






batir





Отправлено: 09.11.06 15:48. Заголовок: Re:




Теперь фрагмент из «Тысячи и одной ночи», 46, 47 и 48 ночи. О
молодом принце Шарр-Кане, сыне царя, оказавшемся во враждебных
византийских землях и имевшем три поединка с местной княжной,
которой он не назвал своего имени. Я много сократил и
отбросил, но всё «вкусное» оставил. Описание внешности Абризы
(девушки победившей Шарр-Кана) современному читателю
малопонятно и в скобках в этом месте я сделал необходимые
пояснения.

И Шарр-Кан посмотрел на этих десять девушек и увидел среди них
краса-
вицу, подобную полной луне, с черными волосами, блестящим
лбом, большими
глазами и вьющимися кудрями, совершенную по существу и по
свойствам, как
сказал о ней поэт в таких стихах:
Сияет нам она чарующим взором
И станом стыдит своим самхарские копья
Она появляется с лицом нежно-розовым,
И прелесть красот ее во всем разнородна.
И кажется, будто прядь волос над челом ее -
Мрак ночи, спустившийся на день наслажденья.
И Шарр-Кан услышал, как она говорила невольницам: "Подойдите,
чтобы я
поборолась с вами, раньше чем скроется месяц и придет утро". И
каждая из
них подходила к девушке, и та сразу же повергала ее на землю,
и скручи-
вала ей руки поясом. И она до тех пор боролась с ними и валила
их, пока
не поборола всех.
Девушка, не торопясь, поднялась и, взяла
йеменский платок, дважды обвязалась им и засучила свои
шальвары, так что
стала видна пара ног из мрамора (голых с очень светлой кожей)
и над ними хрустальный холм, мягкий и
блестящий (ягодицы), и живот, как бы усеянный анемонами (очень
бледный), из складок которого веяло
мускусом (приятным женским запахом), и груди с сосками,
подобные паре плодов граната.
- Мы с тобой поборемся, и если ты меня повалишь, клади меня на

твоего коня и бери нас всех, как добычу. Если же повалю тебя
я, ты бу-
дешь в моей власти. Поклянись же мне в этом, я боюсь от тебя
обмана;
ведь говорится в преданиях: раз вероломство врожденно, верить
всякому -
слабость. Если ты поклянешься мне, я перейду на другую сторону
и приду и
подойду к тебе".
И Шарр-Кан, которому хотелось ее захватить, сказал про себя:
"Она не
знает, что я витязь среди витязей". И затем он крикнул ей и
сказал: "Бе-
ри с меня клятву, чем хочешь и тем, чему доверяешь, что я не
пойду к те-
бе ни с чем дурным, пока ты не приготовишься и не скажешь мне:
"Приб-
лизься, чтобы мне побороться с тобой". И тогда я пойду, и если
ты пова-
лишь меня, то у меня есть деньги, чтобы себя выкупить, а если
повалю те-
бя я, то это будет величайшая добыча!"
А затем Шарр-Кан укрепился и приготовился к
единоборству и сказал девушке: "Переходи и переправься через
реку!", но
она ответила ему: "Нет мне к тебе переправы! Если хочешь,
переправься ты
ко мне". - "Я не могу этого сделать", - отвечал Шарр-Кан, и
девушка ска-
зала: "О юноша, я приду к тебе".
И затем она подобрала полы и прыгнула и оказалась подле него,
на дру-
гом берегу реки. И Шарр-Кан приблизился к ней и склонился и
захлопал в
ладоши, но он был ошеломлен ее красотой и прелестью, и видел
образ, ко-
торый выдубила листьями джиннов рука всемогущества и воспитала
рука выш-
ней заботливости, и обвевали его ветры счастья, и встретило
при рождении
счастливое сочетание звезд.
И девушка подошла к нему и крикнула: "Эй, мусульманин,
выступай бо-
роться, прежде чем взойдет заря!" и она обнажила руку, похожую
на свежий
сыр, и местность осветилась от нее. Вот! А Шарр-Кан впал в
смущение и
нагнулся и захлопал в ладоши, и она тоже захлопала в ладоши и
влепилась
в него, и он вцепился в нее. И они обнялись и схватились и
стали бо-
роться, и он положил руку на ее худощавый бок, и его пальцы
погрузились
в складки ее живота, и члены его расслабли, и он оказался у
места жела-
ний, и ей стало ясно, что Шарр-Кан ослаб, и он задрожал, как
персидский
тростник при порывистом ветре, и тогда девушка подняла его и
ударила об
землю и села ему на грудь задом, подобным песчаному холму, и
Шарр-Кан
перестал владеть своим умом. И девушка сказала ему:
- Вставай же, я дарю тебе твою душу, ибо не пропадает милость,
оказанная
человеку". И она поднялась с груди Шарр-Кана, и тот встал,
отряхая со
своей головы пыль от одной из обладательниц кривого ребра, а
она накло-
нилась к нему и сказала: "Не смущайся! Как же так, что у того,
кто всту-
пает в землю румов, желая добычи, и помогает царям против
царей, нет си-
лы, чтобы защититься от обладательницы кривого ребра?" - "Это
не от моей
слабости, - отвечал Шарр-Кан, - и ты повалила меня не своей
силой. Это
красота твоя повергла меня. Если ты соблаговолишь еще на одну
схватку,
это будет для меня милостью". И девушка засмеялась и сказала:
"Я соглас-
на на это. Шарр-Кан приложил свой живот к ее животу, и когда
его живот оказался на ее животе и девушка почувствовала это,
она подняла
его на руках быстрее разящей молнии и кинула на землю, и он
упал на спи-
ну, а девушка сказала ему: "Встань, я дарю тебе твою душу во
второй раз.
Я дам тебе наставление:
- Если есть кто-нибудь сильнее тебя, пришли его ко мне
и скажи ему обо мне, ибо борьба бывает разных родов и степеней
и спосо-
бов, например притворный способ, а также обгонки, и
спешивание, и хвата-
ние за ноги, и кусанье за бедра, и рукопашный бой, и
переплетенье ног".
- Клянусь Аллахом, о госпожа моя, ты повалила
меня не своей силой, но когда ты соблазнила меня своим задом
(а мы любим крутые бедра), у меня не осталось ни ума, ни
зоркости.
Если ты хочешь со мной побороться так, чтобы мой ум был при
мне, остает-
ся еще лишь одна схватка по правилам этого ремесла, ибо моя
живость вер-
нулась ко мне в эту минуту".
И, услышав его слова, она сказала: "Чего ты хочешь достичь
этой
борьбой, о побежденный? Иди сюда и знай, что этой схватки
будет уже до-
вольно".
И затем она нагнулась и призвала его на борьбу, и Шарр-Кан
тоже наг-
нулся над нею и взялся уже не на шутку, остерегаясь ослабеть.
И они по-
боролись немного, и девушка нашла в нем силу, которой она не
знала в нем
прежде, и сказала ему: "О мусульманин, ты решил быть
осторожным?" - "Да,
- отвечал Шарр-Кан, - ты ведь знаешь, что мне осталась с тобою
только
эта схватка, а после каждый из нас уйдет своей дорогой". И она
засмея-
лась, и Шарр-Кан тоже засмеялся ей в лицо, а когда это
случилось, девуш-
ка быстро схватила его за бедро, неожиданно для него, и
бросила его на
землю, так что он упал на спину. И тогда она стала над ним
смеяться и
сказала: "Ты ешь отруби? Или ты, как бедуинский колпак,
валишься от
толчка, или как надувной мячик падаешь от ветра? Горе тебе,
злополуч-
ный!"
И Шарр-Кан пришел в смущение и сказал ей (а она повернулась,
уходя от
него, и направилась к монастырю): "О госпожа, уйдешь ли ты и
оставишь ли
влюбленного чужеземца несчастным с разбитым сердцем?" И она
обернулась к
нему, смеясь, и сказала: "Что тебе нужно? Я согласна на твою
просьбу". -
"Как могу я, вступив на твою землю и насладившись сладостью
твоей милос-
ти, вернуться, не поев твоей пищи и твоих кушаний? Ведь я стал
одним из
твоих слуг", - сказал Шарр-Кан, и девушка ответила: "В милости
отказыва-
ет только дурной! Садись на твоего коня и поезжай по берегу
потока, напротив меня - ты у меня в гостях".
И Шарр-Кан обрадовался и поспешил к своему коню и сел и, не
останав-
ливаясь, ехал напротив нее (а она шла напротив него).
И он обернулся к той девушке и сказал ей: "О диковина
прелести, те-
перь у меня на тебя двойное право: право дружбы и право того,
кто пришел
в твое жилище и принял твое гостеприимство. Я под твоей
властью и руко-
водством.
И девушка ответила: "Клянусь твоей верой, если бы я не
боялась, что
распространится весть о том, что я из дочерей румов, я бы
наверное под-
вергла себя опасности и вступила бы в единоборство с десятью
тысячами
всадников и убила бы их предводителя, везиря Дандана, и
Захватила бы их
вождя Шарр-Кана, и в этом не было бы позора для меня, но
только я читала
книги и изучила правила вежества; я не буду хвалиться
перед тобою доблестью, хотя ты видел мое знание, и искусство,
и силу, и
превосходство в борьбе. И если бы явился Шарр-Кан вместо тебя
этой ночью
и ему бы сказали: "Перескочи этот поток!" - он бы не мог этого
сделать,
и я бы хотела, чтобы мессия бросил его ко мне в этот
монастырь, и я бы
вышла к нему в и взяла бы его в плен и заковала бы в цепи..."
И девушка пошла, и Шарр-Кан за ней следом, и он посмотрел на
спину
девушки и видал ее ягодицы, которые бились друг о друга, как
волны в
содрогающемся море, и произнес такие стихи:
"Защитник в чертах ее стирает все это ее,
Сердца с ним считаются, когда бы вступился очи Вглядевшись в
нее,
вскричал я вдруг в удивлении:
"Явилась луна в ту ночь, когда в полноте она.
И если б боролся с ней царицы Билкис ифрит ,
Хоть славен он силою, в минуту сражен бы был".


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 28-06-2007, 11:12  
Не в сети

Зарегистрирован: 28-05-2007, 13:33
Сообщения: 2219
Откуда: Северная Столица
Viktor Orlov
администратор






Отправлено: 09.11.06 15:58. Заголовок: Re:




Вот спасибо, Бытыр! Отличная тема! Нет, на платную основу я
эту тему переводить не стану. У меня "в закромах" лежит статья
Сергея Сычева как раз на эту же тему (как известно, статьи
выкладываются совершенно free). Ваши фрагменты, Батыр, будут
отличным дополнением к той статье!



Viktor Orlov
администратор






Отправлено: 09.11.06 16:53. Заголовок: Re:




Иван Ефремов - Лезвие бритвы

Не совсем описание борьбы, но когда я в юности читал этот
роман, то на меня эти девушки произвели должное впечатление

Не знавшие другой жизни, кроме таежной, проводившие на природе

большую часть времени, Селезневы сделались людьми редкой даже
для
Сибири могучности и здоровья. Такие семьи Андреев встречал
среди
алтайских староверов, поморов или заволжских степняков.
Мужчины -
хмурые и добрые, громадного роста, выносливости и медвежьей
силы,
женщины - крепкие, точно литые, мало уступающие в силе
мужикам, всегда
веселые, проворные и смешливые. Семнадцатилетняя Настя и Маша,
на год
ее моложе, спокойно, как на обычное дело, отправлялись на
далекую
охоту в тайгу, били сохатых, медведей и рысей. На счету сестры
Евдокии
значилось шесть медведей, у Насти - два, у Маши - один, но
такой
громадный самец, что на его черную шкуру, снятую "ковром", с
уважением
поглядывали и бывалые медвежатники.
[...] Ежегодная смена юных
коллекторов в экспедициях Андреева и Турищева обязательно
влюблялась в
девочек Селезневых, и мрачные байроновские физиономии
сопровождали
геологов до конца экспедиции. Две длиннокосые охотницы могли
покорить
кого угодно удивительной для городских жителей отвагой,
умением
управляться с самыми разными делами, неистощимым задором и
весельем.
Девушки сопровождали Андреева в один из боковых маршрутов по
притокам Тунгира, и он мог оценить их искусство ходить,
грести, вязать
плоты, рыбачить, разжигать костры. Каждая неизменно предлагала
своему
очередному поклоннику бороться. На памяти Андреева только один
раз
шутливая борьба закончилась поражением Насти.

И совсем не о борьбе оттуда же:

Он смотрел на изгибавшуюся спину девушки, быстро
раскачивавшиеся бедра, плоский живот с игрой сильных мускулов,

совершенно несвойственной индийским танцам. Вихрь вертящихся
движений,
резкая остановка, окаменевшее, как темная статуя, тело, и вот
по нему
пробегают медленные извивы. Учащается напряжение и
расслабление
упругих мышц, нагнетается чувство накала, собирания сил перед
грозным
прыжком. Именно грозна сейчас танцовщица. От движений
Тиллоттамы
исходит гипнотизирующая сила, недобрая, но могучая, как изгибы
змеи,
чарующей избранную жертву.





Александр П.





Отправлено: 13.11.06 08:54. Заголовок: Re:




Ф.Кафка, отрывок из романа "Америка": "Так вы идете со мной
или нет? - не то намеренно, не то просто от
возбуждения толкнула его в грудь так, что он чуть было не
свалился с окна,
но, соскальзывая с подоконника, в последнюю минуту коснулся
ногами пола.
- Я едва не выпал из окна, - сказал он укоризненно.
- Жаль, что этого не случилось. Отчего вы такой непослушный ?
Вот возьму
и толкну вас еще разок.
И она в самом деле обхватила его и, поскольку тело у нее было
закалено
спортом, донесла чуть не до окна; от неожиданности он сначала
забыл о
сопротивлении. Но потом опомнился, вывернулся из ее рук и
обхватил ее за
талию.
- Ой, мне больно, - тотчас сказала она. Но Карл решил больше
ее не
выпускать. Он, правда, позволял ей шагать в любую сторону,
однако не
отставал от нее и не выпускал. К тому же было совсем несложно
удерживать ее,
в таком-то узком платье.
- Отпустите меня, - шепнула она; ее разгоряченное лицо было
так близко,
что он с трудом различал его черты. - Отпустите меня, и я
покажу вам кое-что
интересное.
"Почему она так взволнованно дышит, - думал Карл, - ей же не
больно, я
ведь не сжимаю ее", - и не стал размыкать руки. Как вдруг,
после минутной
безмолвной расслабленности, он опять всем телом ощутил ее
растущее
сопротивление, и она вырвалась, ловко перехватила его руки и
обездвижила
ноги с помощью каких-то неизвестных борцовских приемов,
оттеснила его к
стене, дыша на удивление глубоко и размеренно. А у стены
стояло канапе, на
которое она уложила Карла, и сказала, не наклоняясь к нему
слишком близко:
- Теперь пошевелись, если сможешь.
- Кошка, бешеная кошка! - только и смог крикнуть Карл,
обуреваемый
стыдом и яростью. - Сумасшедшая, бешеная кошка!
- Не распускай язык, - сказала она, и одна ее рука скользнула
к его шее
и сдавила ее так сильно, что Карлу оставалось только хватать
ртом воздух,
другую руку Клара поднесла к его щеке, как бы на пробу
коснулась ее и снова
отдернула - того и гляди, влепит пощечину.
- А что, - спросила она при этом, - если я в наказание за твое

обращение с дамой выпровожу тебя домой с хорошей оплеухой?
Наверное, на
будущее это тебе бы не повредило, хотя само воспоминание не из
приятных..."
Вот ссылка: Так вы идете со мной или нет? - не то намеренно,
не то просто от
возбуждения толкнула его в грудь так, что он чуть было не
свалился с окна,
но, соскальзывая с подоконника, в последнюю минуту коснулся
ногами пола.
- Я едва не выпал из окна, - сказал он укоризненно.
- Жаль, что этого не случилось. Отчего вы такой непослушный ?
Вот возьму
и толкну вас еще разок.
И она в самом деле обхватила его и, поскольку тело у нее было
закалено
спортом, донесла чуть не до окна; от неожиданности он сначала
забыл о
сопротивлении. Но потом опомнился, вывернулся из ее рук и
обхватил ее за
талию.
- Ой, мне больно, - тотчас сказала она. Но Карл решил больше
ее не
выпускать. Он, правда, позволял ей шагать в любую сторону,
однако не
отставал от нее и не выпускал. К тому же было совсем несложно
удерживать ее,
в таком-то узком платье.
- Отпустите меня, - шепнула она; ее разгоряченное лицо было
так близко,
что он с трудом различал его черты. - Отпустите меня, и я
покажу вам кое-что
интересное.
"Почему она так взволнованно дышит, - думал Карл, - ей же не
больно, я
ведь не сжимаю ее", - и не стал размыкать руки. Как вдруг,
после минутной
безмолвной расслабленности, он опять всем телом ощутил ее
растущее
сопротивление, и она вырвалась, ловко перехватила его руки и
обездвижила
ноги с помощью каких-то неизвестных борцовских приемов,
оттеснила его к
стене, дыша на удивление глубоко и размеренно. А у стены
стояло канапе, на
которое она уложила Карла, и сказала, не наклоняясь к нему
слишком близко:
- Теперь пошевелись, если сможешь.
- Кошка, бешеная кошка! - только и смог крикнуть Карл,
обуреваемый
стыдом и яростью. - Сумасшедшая, бешеная кошка!
- Не распускай язык, - сказала она, и одна ее рука скользнула
к его шее
и сдавила ее так сильно, что Карлу оставалось только хватать
ртом воздух,
другую руку Клара поднесла к его щеке, как бы на пробу
коснулась ее и снова
отдернула - того и гляди, влепит пощечину.
- А что, - спросила она при этом, - если я в наказание за твое

обращение с дамой выпровожу тебя домой с хорошей оплеухой?
Наверное, на
будущее это тебе бы не повредило, хотя само воспоминание не из
приятных.
Так вы идете со мной или нет? - не то намеренно, не то просто
от
возбуждения толкнула его в грудь так, что он чуть было не
свалился с окна,
но, соскальзывая с подоконника, в последнюю минуту коснулся
ногами пола.
- Я едва не выпал из окна, - сказал он укоризненно.
- Жаль, что этого не случилось. Отчего вы такой непослушный ?
Вот возьму
и толкну вас еще разок.
И она в самом деле обхватила его и, поскольку тело у нее было
закалено
спортом, донесла чуть не до окна; от неожиданности он сначала
забыл о
сопротивлении. Но потом опомнился, вывернулся из ее рук и
обхватил ее за
талию.
- Ой, мне больно, - тотчас сказала она. Но Карл решил больше
ее не
выпускать. Он, правда, позволял ей шагать в любую сторону,
однако не
отставал от нее и не выпускал. К тому же было совсем несложно
удерживать ее,
в таком-то узком платье.
- Отпустите меня, - шепнула она; ее разгоряченное лицо было
так близко,
что он с трудом различал его черты. - Отпустите меня, и я
покажу вам кое-что
интересное.
"Почему она так взволнованно дышит, - думал Карл, - ей же не
больно, я
ведь не сжимаю ее", - и не стал размыкать руки. Как вдруг,
после минутной
безмолвной расслабленности, он опять всем телом ощутил ее
растущее
сопротивление, и она вырвалась, ловко перехватила его руки и
обездвижила
ноги с помощью каких-то неизвестных борцовских приемов,
оттеснила его к
стене, дыша на удивление глубоко и размеренно. А у стены
стояло канапе, на
которое она уложила Карла, и сказала, не наклоняясь к нему
слишком близко:
- Теперь пошевелись, если сможешь.
- Кошка, бешеная кошка! - только и смог крикнуть Карл,
обуреваемый
стыдом и яростью. - Сумасшедшая, бешеная кошка!
- Не распускай язык, - сказала она, и одна ее рука скользнула
к его шее
и сдавила ее так сильно, что Карлу оставалось только хватать
ртом воздух,
другую руку Клара поднесла к его щеке, как бы на пробу
коснулась ее и снова
отдернула - того и гляди, влепит пощечину.
- А что, - спросила она при этом, - если я в наказание за твое

обращение с дамой выпровожу тебя домой с хорошей оплеухой?
Наверное, на
будущее это тебе бы не повредило, хотя само воспоминание не из
приятных.
Вот ссылка: http://www.franzkafka.ru/lb-sb-elkniga-967-str/34/


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 28-06-2007, 11:14  
Не в сети

Зарегистрирован: 28-05-2007, 13:33
Сообщения: 2219
Откуда: Северная Столица
andrst65





Отправлено: 13.11.06 21:04. Заголовок: Дмитрий Нагишкин
"Сердце Бонивура"




Виталий познакомился с Верхотуровыми.
Приходил он к старику обычно под вечер, когда уже смеркалось и
в деревенских избах загорались желтые огоньки керосиновых ламп
и дым из уличных печурок, на которых готовился ужин, стелился
по деревне.
Большая, вместительная изба Верхотурова стояла очень удобно
для той цели, с которой наведывался в нее Виталий, - немного
на отшибе, дверью к лесу, так что мало кто видел посетителей.
Избу лицом к лесу выстроил еще отец старика, дед Верхотуров -
мужик неуживчивый, с самого поселения из-за чего-то
поссорившийся с сельчанами (нынче все уже забыли и причину
ссоры да и самого деда).
Верхотуров содержал дом "в строгости": жена слушалась его
беспрекословно, дочери Марья и Степанида, рослые крупные,
сильные девки, которых побаивались по суровости их нрава даже
деревенские ухажеры, тоже робели перед отцом, хотя он и
пальцем их никогда не тронул. Дочери называли его уважительно
и ласково "батенька", угождали ему, и стоило ему нахмуриться,
как они наперебой кидались к нему: "Батенька, не надо ли
чего?" Впрочем, может быть, и не страх перед ним держал в
повиновении весь женский род Верхотуровых. Деревенские
объясняли это "строгостью" старика и поговаривали - хотя ни
разу из дома Верхотуровых никто не слышал ни женского плача,
ни визга, столь обычных в деревенской жизни, если глава семьи
"учил" жену или детей, - что рука у него "тяжелая". Младший же
сын, "последыш", "мизинчик", "остатышек", как иногда
полунасмешливо-полуласково называли Вовку сестры, утверждал
перед своими сверстниками, что отец его совсем не сердитый и,
уж конечно, не страшный, что он пальцем никого не тронул, не
то чтобы... Сверстники же только недоверчиво головами крутили
- заливай, мол, поболе, пока не сгорело! - и вспоминали при
этом, как устрашающе умел шевелить усами старик и какие у него
клочкастые брови, за которыми не видно и глаз... Вовка,
сердясь, говорил: "Что брови! Вы ему в глазыньки гляньте, у
него с глаз добротой пахнет!"
Обычно Виталий кого-нибудь встречал во дворе. То это была
Верхотуриха, которая варила пищу на летней печке, или Марья,
доившая корову; то Степанида с вилами или топором - на ней
лежала вся тяжелая работа, она была первым помощником отцу.

-------------------
Через некоторое время все девушки, указанные Кузнецовым, были
приведены на площадь. Они стояли тесной кучкой, прижавшись
друг к другу, точно эта близость могла защитить их от белых.
Последние же, убедившись, что партизан в селе не осталось,
осмелели. Они окружили девушек широким кольцом и принялись
разглядывать их.
Настенька высоко подняла голову. Глядя на нее и Ксюшка
Беленькая тянулась изо всех сил. Сестры Шлыковы, как в
детстве, взялись за руки, и лишь побелевшие пальцы их
показывали, что они не просто держатся, а крепко сжимают руки.
Старшая. Пава, побледневшая от страха, закрыла глаза, младшая,
Дарьюшка, смотрела в одну точку, уставившись в землю. По лицу
ее нельзя было заметить, что она испугана. Но полные губы ее,
непрестанно дрожавшие, выдавали ее страх. Девки Верхотуровы,
обе в мать, высокие, дородные, с большими руками и широкими
плечами, похожие на переодетых парней, казалось, не особенно
волновались. Марья подперла щеку кулаком и покусывала кончик
головного платка. Словно только и дела было у нее, что это
занятие. Она не отрывала взгляда от сестры, будто видела ее в
первый раз. А Степанида тяжелым взором, нахмурив густые брови
и сморщив лоб, глядела на белых. Не то чтобы злоба светилась в
этом взоре - просто смотрела она на столпившихся, будто на
пустое место. Но тот, на ком останавливался этот тяжелый,
немигающий взгляд, как-то поеживался. Она же неотступно
смотрела, и было непонятно, видит ли она того, на ком
останавливала взор, или не видит.
Белые все сужали круг. Задние напирали на передних, толкали их
и пялили глаза на девчат. Непристойные шуточки, смех неслись
из круга. Но девчата молчали, потому что перед ними были
чужие, против которых воевали их братья и отцы.
- Глянь-ка, паря, какая стоговина стоит!
- Не стоговина, а девка. Разуй глаза, вишь - в юбке!
Хохот заставлял девушек вздрагивать. Беляки не унимались:
- Барышни, а чего вы скушные? Улыбнитеся, зубки покажите... Мы
ребята веселые...
- Вот эта, с косичками, мине бы впору пришлась...
Рябой гоголем прошелся перед девушками. Остановился возле
Ксюшки, подмигнул ей и ущипнул за грудь. Побледнев, девушка
отшатнулась. Настенька защитила ее своим телом от второго
щипка. А старшая Верхотурова вдруг наотмашь хватила казака по
лицу. Рябой, не ожидавший удара, отлетел и схватился за щеку.
Степанида сказала ему строго:
- Вояка!.. На печи с бабой тебе воевать. Ишь, на девок храбрый
нашелся! Посмотрела бы я на тебя, как ты с партизанами
дерешься!
Казак подскочил к ней и взмахнул нагайкой. Степанида погрозила
пальцем:
- Не балуй, парень. Отыму эту кисточку да тебя же и выдеру. Не
хорохорься! Чего же не бьешь? Мы привычные к битью.
Марья опустила платок и встала рядом с сестрой. Рябой,
выругавшись, отошел в сторону. Степанида напутствовала его:
- О, так-то лучше. Языком болтай, а рукам воли не давай. Много
вас, щипальщиков, найдется. Не стыдно? Гляди, девка аж
зашлась. Герой!..
Казаки хохотали.
- Да, паря, эта девка на черном хлебе рощена!
- Белый господа кушали, которым вы защитниками приходитесь, -
сказала Марья, - а мы и на черном малость выросли...
Урядник растолкал круг.
- Чего на девок уставились? Не видали? - напустился он на
белоказаков. - А ну, готовить коней марш, нечего балясы
точить... А ты бы, девка, тоже не шибко кулаками-то
помахивала: не ровен час оторвутся, не найдешь, куды и
приставлены были! - огрызнулся он на Верхотурову.
- Наши руки известно к чему приставлены, - неторопливо сказала
Степанида. - А вот на чем они у вас растут, не знаю. Больно на
чужое заритесь.
- Помолчи, - сердито сказал урядник, - а то у нас найдется,
чем тебе рот заткнуть. Шибко говорливая!
Настенька тронула Степаниду за руку и шепнула:
- Не связывайся с ними, Степушка, не роняй себя.
- И то... - сказала Верхотурова.
Урядник вдруг гаркнул:
- Смирно!
К кругу подошел войсковой старшина и поздоровался:
- Здравствуйте!
Девушки не отвечали. Старшина сказал:
- Ну вот, девушки... Партизаны ваши удрали, стоило показаться
правительственным войскам. Только попущение божье дает
большевикам держаться, но чаша терпения его будет скоро
переполнена. Вы помогали партизанам, и за это надо бы вас
наказать, но христолюбивое воинство великодушно. Вы можете
загладить свою вину, оказав помощь воинам, пострадавшим в
боевой схватке. Урядник, отведите девушек к раненым!
Он ушел в штаб, Ксюшка спросила Настеньку шепотом:
- Насть... это кто... поп?
- Нет, Ксюшка.
- А чего это он про бога-то?
Верхотурова ответила ей громко:
- А не за што боле держаться-то, вот за бога и цепляется.
Белые, услыхавшие ее слова, расхохотались. Рябой крикнул:
- Вот девка так девка! Мне бы таку зубату жену!
Степанида опять не осталась в долгу:
- А на што ты мне такой? Я б те в одну ночь сгрызла да на утро
косточки бы собакам отдала!
Настя опять шепнула Верхотуровой:
- Степушка, не связывайся с ними.
- Ладно, - сказала Степанида, - не буду.
Заметив девушек, Суэцугу подошел к ним. Он слышал обращение
Грудзинского и наблюдал за всей сценой молча. Когда
Грудзинский отвернулся, Суэцугу, поразмыслив, решил, что
старшина говорил не так, как следовало. Он взялся за саблю и
выступил вперед. Урядник козырнул ему. Японец деревянным
голосом произнес:
- Девушки росскэ, надо помогать казаки. Кто не выражать
желание, тот будет делать слезы свои родственники! - Для
убедительности он чиркнул по горлу ребром ладони, сделал
свирепое лицо и отошел.
Урядник отвел девушек к навесу, под которым лежали раненые. Их
встретили глаза, полные боли, осунувшиеся лица. Лозовой
посмотрел на Ксюшку, подошедшую к нему. Лицо его было
спокойно. Он повернул голову навстречу девушке и оглядел ее с
ног до головы.
- Ну, вот бог и привел помереть с сестрицей, - сказал он, - а
то скушно на мужиках-то помирать.
Ксюшка ответила ему:
- Рано еще помирать, казак.
- Утешай, утешай меня! - уголками губ улыбнулся Лозовой. -
Твое дело такое. Я старый солдат, знаю, когда смерть приходит.
Не жилец я, чую: главную жилу перешибло. Кровь-ат
становится... Будто ни рук, ни ног у меня нету. Только голова
еще думат... И то, поди, долго не сработат... Умираю я, девка.

- Страшно! - вырвалось у Ксюшки.
- Помирать не страшно, - после паузы ответил казак. - Жить
страшно... когда видишь... что конец тебе пришел... Вся жизнь
уже вышла... а ты еще... землю топчешь... - Он говорил словно
в бреду. - Вся жизнь вышла... а ты еще живешь... С родного
краю и духу не слышно... Где семья, где женка... где сыны - не
знаю. Сам кости унес, вишь, куда... на край земли. Против воли
господа не устоять...





andrst65





Отправлено: 13.11.06 21:08. Заголовок: "сердце бонивура",
далее




Степанида сказала ему:
- Тише, тятя... Будет и на нашей улице праздник. Крестьяне
расступились, пропустив старика к своим. Старуха припала к
нему. Павло толкнул Вовку:
- Подмогни отцу!
Мальчик осторожно взял отца под руку.
- Батя!
- Что "батя"? - взглянул на него выцветшими от боли глазами
Верхотуров. - Батя... Видал, как батю драли?
- Ну, видал, - сурово ответил Вовка.
- А коли видал, так я с тебя, сукинова сына, семь шкур спущу,
коли забудешь! - Верхотуров сморщился от боли.
Вовка тихо сказал:
- Я-то не забуду... Пошли, батя, домой.
Верхотуров, охая и шатаясь, будто пьяный, поплелся к хате.
Вовка, поддерживая его, пошел с ним. Напоследок он оглядел
карателей. Здоровый глаз его остановился на бородатом
станичнике...
Настала очередь девушек. Казаки подступили к ним и связали
руки. Женщины из толпы заголосили:
- Господин офицер... Ваше благородие! Ослобони девок,
Христом-богом просим...
- Молчать! - крикнул старшина, который торопился скорей
закончить расправу.
Толпа съежилась. Казаки заухмылялись. Марья Верхотурова
сказала строго:
- Не троньте! - А когда почувствовала на себе чужие руки,
отчаянно взвизгнула: - Ма-а-ама!
Верхотуриха всплеснула руками. Басаргин повернул ее лицо к
себе и прижал, чтобы не видела ничего.
Марья, отчаявшись, пнула ногой что есть силы одного из
карателей. Казак скривился - удар пришелся по больному месту -
и свалил Марью на землю ударом кулака. Другие девушки тоже
сопротивлялись, но совладать с палачами им было не по силам.
На сестер Верхотуровых навалились целой оравой и сломали,
точно дерево с корнем вырвали. По двое сели на плечи и на
ноги. Ксюшка Беленькая вырвалась и побежала вдоль строя. Ее
перехватили и отнесли на бревна. Закрестились в толпе старухи.
Отвернулись крестьяне.
Цыганистый казак подошел к Грудзинскому.
- Господин войсковой старшина! Не след бы девок славить.
Опосля замуж никто не возьмет!
- А тебе-то что? - цыкнул на него старшина.
- Деревенский я! - сказал Цыган.
Не поняв, что этим хотел сказать молодой казак, Грудзинский
отдал приказание. Караев лихорадочно облизал губы и подошел
ближе. Он тяжело дышал, не отводя глаз от девушек.
Первыми пороли Верхотуровых. Девки молчали, судорожно
вздрагивая. Встали они сами. Их развязали. Они оправили платья
и отошли в толпу, трудно передвигая ногами. Степанида, будто
запоминая, посмотрела пристально на ротмистра и на
Грудзинского. Лишь когда подошли к матери, у Степаниды
задрожал подбородок. Она прильнула к матери, точно малая.
Марья - с другого плеча. Разом заплакали они, и было странно
слышать этот тихий плач от плечистых, дородных девок.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 28-06-2007, 11:17  
Не в сети

Зарегистрирован: 28-05-2007, 13:33
Сообщения: 2219
Откуда: Северная Столица
Рыбак





Отправлено: 01.12.06 18:19. Заголовок: Из книги Е. Лопаевой
"Под Солнцем единым"




Ваня осмотрел охотников: крепкие, плечистые парни, пара
подростков лет по четырнадцать-пятнадцать, кряжистые мужики
лет по сорок. Трое таких же кряжистых дедов около шестидесяти
лет. И пятеро женщин. От двадцати до пятидесяти - примерно.
Крупные, ухватистые, гибкие. Из тех, что коня на скаку.
Ваню оглядели оценивающе не впечатлил.
Да, не Шварценегер. Средняя комплекция, но чёрный пояс не
задаром купил. Как многие весельчаки-балаболы, привыкшие к
женскому вниманию, Ваня был обидчив, и, как всякий хороший
рассказчик, мимику имел очень выразительную. А потому обида и
гонор тут же на нём и нарисовались. Старшая из женщин хмыкнула
и подтолкнула вперёд самую младшую: девушка была одного с ним
роста, лишь чуть потоньше. Но руки крестьянские - лопатой, да
и ноги не от коренных зубов. Работница.
-- Ну что, новенький? Поборемся? Покажи, что ты можешь.
Кругом одобрительно загомонили. Главная ещё не пришла, можно и
развлечься.
- Какие правила? - Ваня с готовностью принял стойку.
- По почкам не бить, в голову не бить. Если свалил - продержи
прижатого к полу до счёта семь - спиной к камню, не лицом, -
считаешься победителем. Если крикнешь "Хватит!" - значит,
проиграл.
Девица встала в боксёрскую стойку. Удар, два, три - тренер у
неё был неплохой. И реакция приличная. И ноги работали -
тайский бокс. Раза два Ваня чуть не попался на хороший удар,
но, выяснив возможности противницы, провёл целую серию ударов
- и прижимать до счёта "семь" не понадобилось.
- Неплохо, - у входа в охотничий зальчик стояла Главная.
Охотники зашевелились, разбирая снаряжение.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 28-06-2007, 11:18  
Не в сети

Зарегистрирован: 28-05-2007, 13:33
Сообщения: 2219
Откуда: Северная Столица
batir



Отправлено: 04.12.06 17:52. Заголовок: Re:





От Батыра: повесть Мериме "Коломба" написана в 1840 году. Я
хотел было написать, что это первое авторской произведение где
есть сильная женщина но потом вспомнил, что есть ещё
древнегреческая и древнеримская литература, есть авторские
средневековые поэмы с девушками-рыцарями......Но всё равно, в
век когда дамы носили корсеты и считались "говорящими
мимозами", Коломба выделялась как дуб среди травы. Вы можете
представить пушкинскую героиню говорящую "А, этот Онегин!
Здоровый малый, но я его вырублю одним ударом"?
Там, где Вы увидите большое количество точек - это я выкинул
слова и предложения или целые главы, для большей краткости.
Полностью эта повесть имеется на www.lib.ru и в каждой
районной и местной библиотеке.
Проспер Мериме
Коломба

На другой день, незадолго до возвращения охотников, подходя к
гостинице, после прогулки со своей горничной по морскому
берегу, мисс Невиль
заметила въезжавшую в город молодую женщину в черном, верхом
на маленькой,
но ретивой
лошадке.......................................................................................................................

Внимание мисс Невиль прежде всего привлекла к себе
замечательная
красота женщины. Ей было на вид лет двадцать. Она была
высокого роста, бела
лицом; у нее были темно-голубые глаза, розовые губы, зубы
будто из эмали. В
выражении ее лица можно было разом прочесть гордость,
беспокойство и печаль.
На голове у нее был надет mezzaro, вуаль, введенная на Корсике
генуэзцами и
очень идущая женщинам. Длинные каштановые косы обвивали ей
голову, как
тюрбан. Одежда на ней была опрятная, но совсем простая. Мисс
Лидия уже
успела рассмотреть женщину в mezzaro, когда та остановилась
спросить у
прохожего о чем-то, судя по выражению ее глаз, очень ее
интересовавшем;
получив ответ, она ударила лошадь хлыстом и поехала крупной
рысью. Она
остановилась у дверей гостиницы, где жили сэр Томас Невиль и
Орсо. Здесь,
обменявшись несколькими словами с хозяином, молодая женщина
ловко соскочила
с лошади и уселась на каменной скамье около входной двери, а
ее конюх повел
лошадей на конюшню.
................................................................................................................

Она вздохнула, опустила голову на подушку и закрыла глаза.
Невозможно
представить себе более благородную, более невинную головку.
Фидий для
своей Афины-Паллады не пожалел бы лучшей
модели...........................................................

Из окна залы
мисс Лидия видела, как брат и сестра сели на лошадей. Глаза
Коломбы блестели
радостью, которой мисс Лидия до сих пор не замечала. Эта
высокая, сильная
девушка, фанатично преданная своим варварским понятиям, с
надменным челом,
увозящая этого молодого человека, вооруженного как будто бы
для
какого-нибудь страшного дела, напомнила ей опасения Орсо, и ей
казалось, что
она видит его злого гения, увлекающего его к погибели.
.....................................................................................

- Я совсем не так слаба, как вы думаете, - сказала Коломба,
засучивая
рукава и открывая белые и круглые, красивые руки,
показывавшие, однако,
недюжинную
силу................................................
Вместо ответа Орландуччо выхватил стилет и, как бешеный,
бросился на
Орсо, но прежде, чем он мог пустить в дело свое оружие,
Коломба схватила его
за руку и скрутила ее, а Орсо, ударив его кулаком по лицу,
отбросил на
несколько шагов, так что тот сильно стукнулся о косяк двери.
Стилет выпал из
руки Орландуччо, но у Винчентелло был свой, и он вернулся в
комнату.
Коломба, схватив ружье, доказала ему, что борьба неравна.
Префект стал между
врагами........................................................................................................

- Он выхватил свой стилет, но на его месте, я,
может быть, сделал бы то же, и счастлив я, что у моей сестры
не дамская ручка..........................
- Коломба, милая моя, ты сильная женщина. Я обязан тебе
спасением от
доброго удара ножом. Дай мне твою маленькую ручку, я ее
поцелую.............................
- Ступайте, плачьте, как бабы, и будьте благодарны, что мы не
требуем от вас
еще крови.
В голосе и позе Коломбы было что-то величественное и страшное;
при виде
ее испуганная толпа отступила, как при появлении одной из злых
фей, о
которых на Корсике в зимние вечера рассказывают страшные
истории. ........................................
Коломба со скрещенными руками, с презрительной улыбкой на
устах
смотрела, как уносили трупы в дом ее врагов, как потом толпа
медленно
рассеивалась.
...................................................................................................

- Не правда ли, я совершенствуюсь? Я хожу под руку,
ношу шляпы, модные платья; у меня есть золотые безделушки, я
научилась
многим прекрасным вещам, я больше не дикарка. Посмотрите, с
какой грацией я
ношу шаль... Этот блондин, этот офицер вашего полка, что был
на свадьбе.
Боже мой, я не могу запомнить его фамилии. Высокий, кудрявый;
я сбила бы
его с ног одним ударом кулака.
- Четворт? - спросил полковник.
- Кажется, так, только этого я никогда не выговорю. Ну, так он
влюблен
в меня без памяти.
- Ах, Коломба! Вы становитесь кокеткой... У нас скоро будет
другая
свадьба.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 28-06-2007, 11:20  
Не в сети

Зарегистрирован: 28-05-2007, 13:33
Сообщения: 2219
Откуда: Северная Столица
batir





Отправлено: 04.12.06 17:53. Заголовок: Re:








Эрл Стенли Гарднер
«Блондинка с синяком под глазом»


- Я отправил против Карла Фретча сладкую блондинку, он ведь
предпочитает светленьких. Она уже с ним
познакомилась.
- Будет любовное свидание?
- Ну……почти. Дай им немного времени.
- Ему не нужно время. Не забывай о том, что он бьёт своих
визави.
- Это хорошая сотрудница, - успокоил Мэйсона Дрейк.
- Умеет справляться с мужчинами?
- Ещё как, - усмехнулся Дрейк.
- Женщина физически сильная?
- Весит меньше половины других женщин, и выглядит, на первый
взгляд, красоткой-простофилей. Но это только так кажется – она
знает всё, что ей нужно.
- А если Фретч будет грубо приставать к ней?
- Это ей не страшно. Девушка ещё недавно участвовала в
соревнованиях по боксу. Выступала в схватках с мужчинами. Это
толковая девушка. Она спрашивает, сколько может себе позволить
во время свидания?
- Мы нанимаем её не для того, чтобы она прикидывалась
монашкой, - трезво рассудил Мэйсон.- Но решать должна она
сама. Ее задача – не бить его, а потянуть парня за язык. Пусть
твоя дама-боксёр
постарается узнать как можно больше, а что до... методов, то
она должна
решать сама.
- Она работает для меня не в первый раз, - сказал Дрейк. - Это

действительно толковая девушка. Она всегда работает с
мужчинами и готова на очень многое, если взамен может, что-то
узнать. И всегда добивается
своего…………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………….
Мэйсон затормозил и остановился так, чтобы фары осветили
идущего по
по тротуару молодого человека, который сильно хромал.
- Он выглядит так, как будто на него напали и избили... Но,
ведь это
же Карл Фретч!
Мэйсон открыл дверь и вышел из машины.
- Мистер Фретч! Что с вами случилось?
Фретч окинул адвоката взглядом, который должен был выражать
высокомерное презрение и побрел дальше.
- Послушайте! - крикнул ему вслед Мэйсон. - Вам нужна помощь?
Но Карл, проявив гордость, не соизволил даже оглянуться.
Мэйсон вернулся к
Делле.
- Я хотел предупредить его, что его ожидает дома... А, пусть
идет
себе.
- Но что с ним произошло? - недоумевала Делла.
Мэйсон улыбнулся:
- Наш джентльмен Карл имел свидание с сотрудницей Дрейка. Как
видно, девушка уже узнала у него нужную нам информацию, и
поэтому не позволила ему слишком к ней приставать. Она
выглядит наивной блондинкой, но эта девушка участвовала в боях
с мужчинами, боксерами-профессионалами. А Карл Фретч возомнил
себя неотразимым и решил применить к ней силу. Если он и потом
захочет приставать к дамам ему придётся овладеть спортом -
самозащитой от нападений девушек, если такой спорт существует.

- Мне только жаль, что Диана не может его увидеть, -
рассмеялась Делла. - Она отомщена за своё избиение, у
Карла, поставленный девушкой Дрейка, фингал, завтра будет
фиолетовым.
- Нужно признать, что сотрудницы у Пола Дрейка очень даже
ничего, -
рассмеялся
Мэйсон……………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………....

- Девушка кратко мне рассказала по телефону развитие событий.
Завтра расскажет полностью и с подробностями. Фретч думал, что
легко соблазнит её, пока она была с ним ласкова пытаясь
развязать ему язык. Это ей удалось, и тогда он попытался её
раздеть, но девушка ему не далась, он попробовал ударить её.
Результат ты знаешь. Моя сотрудница ещё спросила меня не
перестаралась ли она, у неё даже кулак побаливал после этого.
На правах победителя, девушка забрала его машину. А Фретч
потопал домой пешком.
- Ты был у него дома когда он пришёл, и какое твоё
впечатление?
- Тебе бы доставило удовольствие смотреть как он плакался
лейтенанту Треггу, жалуясь на избиение. Девушка выбила ему
несколько зубов и он стал шепелявить……………


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 28-06-2007, 11:23  
Не в сети

Зарегистрирован: 28-05-2007, 13:33
Сообщения: 2219
Откуда: Северная Столица
Рыбак





Отправлено: 22.12.06 09:46. Заголовок: Из: Нора Робертс.
Обманутые иллюзии




Она закрыла рукой его рот, но не успела воспрепятствовать
лихорадочной попытке расстегнуть пуговицы на ее блузе.

– Прекрати, Джеральд, – ей не хотелось обижать его и его
чувства. – Я не для этого сюда пришла, и совсем не хочу этим
заниматься.

– Я хочу тебя с тех пор, как встретил, – ему удалось
раздвинуть ее ноги и он стал тереться об нее напряженным
членом. У Роксаны к неприятным ощущениям начала примешиваться
паника, – я раздену тебя, моя крошка, и сделаю из тебя звезду.


– Не выйдет, – она уже отчаянно сражалась с ним. Он тем
временем схватил ее грудь и сжал. В ней нарастал страх, голос
задрожал. Ошиблась! Она поняла это, когда он тяжело задышал от
возбуждения.

– Черт возьми, да слезь же с меня! – она взбрыкнула как
жеребец и лишь услышала, как разорвалась блузка.

– По-грубому хочешь, крошка? Ладно, – потными, жадными руками
он ухватился за молнию на ее джинсах. – Вот так хорошо. Лучше
видно. Потом будем смотреть.

– Сукин сын!

Роксана так и не поняла, что именно, координация или страх,
заставило ее изо всех сил двинуть локтем по его виску. Он
отпрянул. Она же не растерялась и ударила его кулаком в нос.

Кровь полилась ручьем, забрызгав блузку. Джеральд заскулил от
боли как побитый щенок. Руки взметнулись к лицу, сбивая набок
очки. Роксана вскочила с дивана, схватила свою матерчатую
сумку и Что есть мочи въехала ею по лицу Джеральда.

Очки отлетели в угол комнаты.

– Эй, эй! – кровь капала с его рук. Он посмотрел на нее,
вытаращив глаза. – Ты же мне нос разбила, мать твою!

– Еще раз так полезешь ко мне, или к кому-нибудь еще – я тебе,
мать твою, член разобью.

Он стал медленно подниматься, но опять рухнул на пол, увидев,
как Роксана приняла боксерскую стойку.

– Вставай, – произнела она с усмешкой. На глаза навернулись
слезы, но нет, не от страха, а от всепоглощающей ярости. –
Попробовать меня захотел, сволочь?

Он покачал головой и ухватился за край покрывала, дабы
остановить хлеставшую из носа кровь.

– Убирайся. Боже мой, ты сумасшедшая.

– Ага, – истерика закипала в ней. Ей хотелось колотить его до
тех пор, пока он опять станет таким же испуганным и
беспомощным, каким был мгновение назад. – Запомни это,
гаденыш, и держись от меня подальше.

Она ушла, громко хлопнув дверью. Он лишь лепетал ей вслед
что-то насчет больниц и судебных исков.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 28-06-2007, 11:26  
Не в сети

Зарегистрирован: 28-05-2007, 13:33
Сообщения: 2219
Откуда: Северная Столица
Стрелок





Отправлено: 22.12.06 19:54. Заголовок: Из какого-то женского
романа...




Ей захотелось вонзить кинжал ему в шею. Но вместо этого она
провела острым кончиком по его шее до груди, затем ниже, по
темным волосам на плоском твердом животе. Когда холодная сталь
скользнула еще ниже и застыла у основания его мужского
достоинства, Джульетта повернула кинжал так, что жезл герцога
оказался на лезвии, как на блюде.
Вариан даже не вздрогнул.
— У вас больше мужества, чем я могла бы предположить, милорд,
—. спокойно сказала она.
— А вы любите покрасоваться, капитан. Конечно, это
неудивительно, если у вас в руках кинжал.
Джульетта презрительно фыркнула. Ловким движением кисти она
метнула кинжал через всю каюту так, что он воткнулся в
притолоку. В это же мгновение девушка ногой в тяжелом сапоге
ударила Вариана в пах.
Прежде чем он смог отреагировать, она схватила его за руку и
сильно выкрутила запястье. От пронзительной боли Сент-Клер
согнулся пополам. В следующую секунду Джульетта еще раз
выкрутила ему руку, и он рухнул перед ней на колени.
Джульетта наклонилась и прижалась губами к длинным шелковистым
кудрям, закрывавшим его уши.
— Теперь у меня нет ножа, милорд. Вы все еще считаете, что мои
слова — это пустая пьяная похвальба?
Вариан стиснул зубы, преодолевая невыносимую боль, и, отведя
свободную руку за спину, обхватил ее правую ногу. Он дернул ее
на себя и почувствовал, что противник теряет равновесие. Еще
один рывок, и девушка плашмя упала на пол. Удар был сильный, и
ей пришлось выпустить его запястье.
Не успел Вариан перевести дыхание, как она уже оперлась на
локти и ногами, как клещами, обхватила его шею, сжав
дыхательное горло. Вариан попытался развести ее бедра, но это
было все равно, что разгибать железные прутья. Он хотел
перевернуться на живот, однако Джульетта пресекла эту попытку,
яростно рванув его в противоположную сторону и еще крепче сжав
его шею ногами.
Кровь прилила Вариану к голове. Перед глазами замелькали
большие черные пятна, мешая смотреть, в груди жгло, все его
тело жаждало воздуха. Он отпустил ее бедра, и не успел он
опустить руки на пол, показывая, что сдается, как в дверь
каюты громко постучали.
Джульетта негромко выругалась, когда дверь распахнулась, и на
пороге показался тощий паренек лет двенадцати-тринадцати, с
трудом удерживавший на одной руке деревянный поднос, а в
другой — большой глиняный кувшин.
Мальчик задержался на пороге, но если его даже и удивило, что
капитан лежит на полу, зажав голого мужчину между ног, то виду
он не подал.

Александр П.

Отправлено: 26.12.06 17:55.
Стрелок, последняя цитата откуда? очень эротично:)...если
можете, хотелось бы ссылку на Интернет-вариант...

batir

Отправлено: 24.02.07 19:44.


это роман "Железная Роза"
http://lib.aldebaran.ru/author/kyenhem_ ... za__5.html


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 28-06-2007, 11:28  
Не в сети

Зарегистрирован: 28-05-2007, 13:33
Сообщения: 2219
Откуда: Северная Столица
dravig





Отправлено: 26.12.06 19:09. Заголовок: Re:




И вот надежда сбылась. Они с Мерлью остались один на один. Оба
уже устали, так что, прежде чем дать сигнал к началу поединка,
Айрек дал им отдышаться. Затем они сели друг к другу лицом и
сдвинули предплечья. Волосы у Мерлью разметались, к влажному
лбу пристала одна прядка – просто загляденье! Айрек дал
команду начинать. Мерлью, проявив неожиданную прыть, бросилась
на Найла. Он подался назад под одобрительный гул зрителей.
Девушка, мгновенно оседлав соперника, пыталась свалить его,
пока он не успел опомниться. Но подловить Найла второй раз
было невозможно. Их руки сомкнулись, ноги тесно переплелись –
кто кого. Мерлью прижалась щекой к щеке Найла, жарко дыша ему
в самое ухо. Ощущение оказалось настолько приятным, что юноша
даже ослабил натиск и, вместо того чтобы одолевать соперницу,
просто наслаждался тем, что держал ее в объятиях. Мерлью пошла
на хитрость: ослабила натиск, а затем навалилась вновь, но
Найл оказался проворней.
В этот миг он мимолетом заметил/что к зрителям прибавились еще
двое. Из примыкающего к залу внутреннего покоя вышел Каззак, а
следом показалась Ингельд.
Найл, на секунду замешкавшись (не прогневается ли владыка,
увидев дочь в объятиях гостя), чуть ослабил хватку. Мерлью,
отчаянно крутнувшись, выскользнула из-под соперника и повалила
его на тюфяк. Несколько минут они возились, пока девушка
наконец не сумела прижать одну его руку к полу. Тут Найл пошел
на ту же хитрость, что только что использовала соперница:
неожиданно расслабившись, он якобы решил сдаться. Мерлью уже
не сомневалась в победе, когда, резко выгнувшись, Найл
отбросил соперницу в сторону, прижал ее руки к полу, а сам
улегся сверху.
– Так нечестно! – выдавила она.
Но Найл крепко держал ее. Теперь оставалось совладать с руками
девушки. Судя по всему, они находились в положении, когда
шансы у обоих примерно равныСейчас соперницу можно было вполне
одолеть грубой силой, но юноше было как-то неловко, что это
будет победа мускулов, а не умения. И он тут ощутил влажное
прикосновение ее губ возле уха, словно девушка собиралась
что-то прошептать.
Вот губы приоткрылись, и мочку уха игриво коснулись зубки.
Юноша замер от нового чувства, нахлынувшего на него, такого
сильного, острого и невыразимо сладостного. Прежде чем он
осознал, что произошло, красотка выскользнула из-под него и
резким движением высвободила руки. Спустя миг она уже цепко
держала его за запястья, силясь закрутить ему руки за спину.
– Ну плутовка! – рассмеялся Найл.
– Как ты, так и я, – отозвалась она шепотом. Слабея от смеха,
он позволил Мерлью прижать свои ладони к тюфяку. Желая всем
показать, что ее победа полная и окончательная, девушка
взобралась на поверженного соперника и уселась ему на живот.
Зал огласился громким радостным гомоном. Губы Ингельд
скривились в насмешливой улыбке. Каззак, выйдя вперед, ласково
потрепал дочь по волосам. Мерлью легко вскочила на ноги, не
взглянув на юношу.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 28-06-2007, 11:31  
Не в сети

Зарегистрирован: 28-05-2007, 13:33
Сообщения: 2219
Откуда: Северная Столица
Batir





Отправлено: 26.01.07 12:48. Заголовок: Re:




Виктор Суворов "Контроль"

Насте это никак не подходит. Ей бы командовать. Если бы
родилась Настя во времена Елизаветы или Екатерины, трон
бы взяла.
......................................................................................



Чуть расслабила Настя плечи свои, и Никанор совсем навалился.
Тут она его
легонько правым коленом и двинула. Согнулся Никанор, Настю
отпустил, руки туда
прижал, где ноги сходятся. А это лот самый момент, о котором
каждый самбист
мечтает. Сцепила Настя обе кисти замком в один кулак, вознесла
его выше и
врубила мастеру своему по загривку. Охнул Никанор, на оба
колена пал. Это
совсем хорошая ситуация. Знает Настя, что бить его надо, пока
на коленях. Не
дать вскочить ему. А то лопатой зашибет, никакое самбо не
поможет. Потому -
удар еще один и по тому же месту. По загривку. Но теперь уже
ногой: правое
колено к подбородку и разгиб резко вниз. Ребром ступни по шее.
Охнул Никанор.
Тут бы ему и объяснить, что, мол, промашка вышла и не хотел он
ее обидеть. И
уж рот открыл, а она ему ногой в дых так двинула, что
булькнуло-чавкнуло в
Никаноре, и все слова разом забылись, а если бы и вспомнились,
так не
продохнуть, не то что слово вымолвить. А она его пяткой сверху
вниз по печени
или еще по какой-то внутренности чувствительной так двинула,
что пошли круги
зеленовато-фиолетовые. И уж ботинки обувает. Обула. Теперь тот
же прием, но
только ногой, обутой в большой несгибаемый пролетарский
ботинок, - по
внутренности чувствительной. Сообразил мастер Никанор, что не
зря товарищ
Сталин миллион парашютистов готовит. Не потехи ради. Не просто
они там в своих
кружках с парашютами сигают, но и...
Следующий удар ботинком был в левый глаз. Вроде солнце в глазу
взорвалось на
триллион искр. Тут же и в зубы мастер Никанор получил. Тем же
ботинком. Нет,
так дело не пойдет! Спокон веку на Руси закон благородства:
лежачего не бьют.
Коммунисты проклятые нравственность молодежную испохабили.
Ишь, над лежачим
измывается. Погоди! Правой лапой махнул Никанор, чтоб за ногу
Настю захватить да дернуть.
Но не знал Никанор-мастер, что в парашютных кружках особо
хорошие
танцоры и танцовщицы ценятся. Не знал, что хорошо танцующих
особо отбирают и
особо готовят. Кто хорошо танцевать умеет, у того тело гибкое,
мускулатура
упругая, у того реакция волчья и координация движений кошачья.
У того
выносливость верблюжья. Из того самбисты получаются.
Увернулась Настя от лапы
никаноровой, по полу гребущей, и прием повторила: правое
колено высоко вверх,
к самому лицу, и разгиб прямо резко вниз. По пальцам. Чтоб
граблями не махал.
Взвыл Никанор. От боли взвыл. От жалости к себе. А она ему по
коленной
чашечке: если погонится, так чтоб далеко не гнался.
Поднимается Никанор.
Большой и страшный. Разорвет Настеньку. Страшно ей. И весело.
Как инструктор
Скворцов учил, за кисть Никанора, за правую, да кисть - на
изломчик. И через
себя его. Мордой об шкаф железный. Грохнул шкаф, загудел.
Понимает Настя, что
велика Россия, а отступать ей некуда. Потому держит Настя
оборону, как Полевой
устав требует: нанося короткие внезапные контрудары.
Завершающий - по
позвонку. Нейтрализующий. Длительно нейтрализующий. На много
часов.
На заре нового радостного дня пошел Никанормастер к себе в
будочку. Там у него
и матрас есть. И укрыться чем. Пошел на четвереньках. Или как
у нас это точнее
выражают: на карачках. И зарекся парашютисток не трогать.

..........................................................................................


- Гражданка Стрелецкая, поступило заявление от мастера
Никанора...
- А разве он жив?
- Вообще-то жив. Поправляется.
- Передайте, если встречу еще раз - зашибу.
...........................................................................................

Есть чем любоваться. На ковре девчонки бросают
друг друга. И инструктор их бросает. И они инструктора.
- Вот на ту беленькую смотрите.
- Так я ж на нее и смотрю.
- Чувствуете разницу с остальными?
- Чувствую.
- В любой борьбе, в классической и в вольной, у нас в самбо, у
японцев в
дзюдо, в любых национальных единоборствах различают захват и
бросок - это два
основополагающих элемента. Захватил - бросил. И этим многие
мастера грешат:
захватил и топчется, примеряется, приноравливается, а уж потом
бросает. А у
нее захват от броска неотделим. У нее захват и бросок вместе
слиты. В одно
касание. В принципе, у нее захвата нет. Сразу бросок. Причем
совершенно
внезапный. Мы все ждем ее захвата и броска. Вот схватит. Вот
схватит. Ждем, а
захват и бросок все равно внезапны. Знаете, как в лаборатории,
ждешь - вот
сейчас электрический разряд шарахнет. Вот сейчас. А он все
равно внезапный.
Смотрите, только кончиками пальцев коснулась - сразу бросок.
Да какой! Не
бросает, а печатает. Вот смотрите: обманное движение. Теперь -
бросок. А когда
захватить успела, не усмотришь. Славненько припечатала
инструктора?
- Славненько.
- Еще смотрите. Обманное движение. Еще одно!
Бросок! А захвата и не увидели. А вот ее бросают. Вообще ее
бросают, только
получив на это ее согласие. Без разрешения не бросишь. Она
контрприемом с
ковра выбросит. Итак, ее бросают. Обращаете внимание?
Припечатали к ковру, а
она на нем не лежит. Не лежит. И не встает. Она от ковра как
мячик от бетона
отскакивает. Как вы ее ни кидайте, она на ногах тут же. Оп! И
еще - оп! Змея.
Форменная змея. Как змею ни кидайте, она тут же к новому
броску готова.
.............................................................................................................

Обратила Настя внимание: работает на ковре, бросает
инструктора правым
захватом, а по балкону, на котором - спортивный инвентарь
хранится, все чьи-то
сапоги ходят.

...................................................................


Пышная тетя
рванулась дверь собою прикрыть. Настя ее мягким движением с
пути убрала: нежно
ребром ладони под подбородок - и медленно вверх, чуть толкая
назад. Такое
движение нарушает равновесие противника. Пышная тетя
плюхнулась в кресло свое,
а Настя мимо нее - к двери. Стукнула и тут же отворила, не
дожидаясь
разрешения.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 28-06-2007, 11:34  
Не в сети

Зарегистрирован: 28-05-2007, 13:33
Сообщения: 2219
Откуда: Северная Столица
Виктор Суворов. Выбор


Остановилось для Насти время, а потом пошло медленно-медленно.

Прекрасное лицо Родриго, любимое всеми девками веселого
бульвара, озарилось
благородной улыбкой, я мол, и без ножа обойдусь... Поплыла
правая рука
лебедем в сторону, разжались пальцы, отделился нож от ладони
и, кувыркаясь,
медленно-медленно, словно шарик воздушный, полетел в ловящую
руку.
Перекосило лицо Родриго... А Насте как раз выпало моргнуть в
момент этот.
Всего-то одну долю мгновения глаза закрыты, но ощутила,
осознала, что тень
его по ней скользнула, что над нею Родриго уже летит и кулак
его свистящий
выплывает из-за плеча, опережая тело...
Положение ног Настя не меняла, она лишь присела чуть,
развернулась
корпусом и отстранилась слегка, пропуская дробящий кулак мимо
лица своего. В
миллиметре от носа кулак просвистел, а рукав по лицу больно
хлестнул, по
глазам, и тут же рядом с ухом ее вмазал тот кулак в стену
кирпичную так, что
дрогнула стена. Страшный был удар. Опытный был боец Родриго
великолепный.
Знал психологию боя: бить надо так, чтобы кулак сквозь
противника проходил.
Бил он с намерением проломать голову и в стену ее впечатать.
Так он и вмазал. Даром, что мимо. От удара этого
сокрушительного по
двум кирпичам трещины пошли, крошки и пылинки из трещин
посыпались.
Захлебнулся Родриго болью. Если бы удар помягче, если бы веса
в нем
поменьше, если бы скорость не такая... Но бил он не только
кулаком, не
только рукой - в удар вложил мощь всего молодого гибкого тела.
Это был удар
не столько рукой, сколько разворотом корпуса, так, что правое
плечо рвануло
далеко вперед, а левое развернуло и откинуло назад. В удар
была вложена вся
взрывная сила мышц груди, плеч, спины, торса, бедер и голени.
Мы так устроены: большую боль организму лучше переносить в
бессознательном состоянии. Есть для каждого предел боли, выше
которого
сознание автоматически отключается, вырубается, чтобы страшный
момент
пережить, чтобы самое худшее мимо себя пропустить. Так кулаком
в стену
Родриго врубил, что взлетела боль выше всяких пределов,
природой отмеренных.
Потому в тот самый момент, когда кости кулака дробили кирпичи,
дикий
импульс, как отдача в танковой пушке, резанул мозг, озарил
голову изнутри
слепящим светом, и померкло сознание, потухло. От удара такого
обмяк Родриго
великолепный, обвис мешком, рухнул в грязь, зубами стену
царапая.
У Насти пыль в глазах кирпичная. Но понимает: дело завершить
надо. Не
видя четко шеи его, больше предполагая, где она должна быть,
вознесла правую
ногу коленом к самой груди и рубанула ребром ступни резко
вниз. Хрястнуло
под нею.
Ахнула толпа, отшатнулась в обе стороны переулка. Развернулась
Настя
резко: кто следующий?
Желающих не оказалось. Тот, кто может сразить воображение
толпы словом
или делом, за свою безопасность беспокоиться не должен. Толпа
таких любит. И
защищает.
Убивала Настя Родриго вовсе не затем, чтобы воображение
зрителей
поразить. У нее замысел проще: живой ей отсюда все равно не
уйти, потому
решила хотя бы одного с собой в смерть захватить.
Смотрит Настя в глаза одному, другому: ну, кто еще? Налетай!
Изуродую!
Не оказалось таких. На нее со страхом смотрит толпа, с
почтением. Достала
Настя из кармана огромных штанов новую хрустящую десятку,
смяла в руке, на
труп бросила:
- Это ему на похороны от меня. Подивился народ испанский
щедрости
небывалой. Пошла Настя прочь. Перед нею коридор людской в
толпе проломался,
словно трещина перед ледоколом. Идет. Тихий шепот впереди
летит: это не
кабальеро, это - сеньорита!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 28-06-2007, 11:35  
Не в сети

Зарегистрирован: 28-05-2007, 13:33
Сообщения: 2219
Откуда: Северная Столица
batir
модератор


Отправлено: 11.03.07 15:38.



Дэвид Вебер
Маленькая победоносная война
(Хонор Харрингтон-3)
David Weber . The short victorious war (1994)

Пять недель они с Тэнкерсли были
спарринг-партнерами. Она начала относиться к нему как к другу.
Они удивительно
хорошо подходили один другому. У нее было преимущество в
скорости реакции и зоне
досягаемости, а его коренастое тело было удивительно сильным,
что необычно для
уроженца Мантикоры. Сила притяжения центральной планеты
составляла всего три
четверти сфинксианской, и Хонор привыкла к своему безусловному
преимуществу над
столичными жителями. Но в первый раз, когда она позволила себе
расслабиться с
Тэнкерсли, тот бросил ее поперек мата.
Она тогда выпрямилась, глядя на него с таким изумлением, что
он зашелся от
смеха. Она обнаружила, что тоже смеется, а потом поднялась и
показала ему прием,
которому научилась на своем предыдущем корабле у одного
сержанта морской пехоты,
более опытной в спортивной борьбе, чем они с Тэнкерсли. Пол от
изумления раскрыл
рот, затем приземлился животом на мат и вскрикнул от удара, а
она придавила
коленом его спину. И с этого момента последняя неловкость в их
отношениях
исчезла.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 28-06-2007, 11:36  
Не в сети

Зарегистрирован: 28-05-2007, 13:33
Сообщения: 2219
Откуда: Северная Столица
batir
модератор


Отправлено: 11.03.07 15:40.


Гарри ГАРРИСОН
Мир смерти 1-5

1. Неукротимая планета


Голос принадлежал девушке лет
двадцати == двадцати двух. Она стояла рядом с ложем и смотрела

вниз, на Язона. У нее было красивое лицо.
Он раскрыл глаза еще шире, когда разобрал, что она не
просто, а очень красива == особой красотой.Тренинг налил силой
женские мышцы. Упругая
фигура богини, бронзовая кожа, безупречный овал лица. Коротко
подстриженные волосы обрамляли голову золотым венцом.
Неженственной была' лишь пристегнутая к предплечью массивная
кобура. Увидев, что Язон открыл глаза, она улыбнулась ему.
Белизна ее безупречных зубов вполне оправдала его ожидания.
- Я - Мета, пилот этого корабля.
...........................................................
Они только смеются в ответ и продолжают
приставать. Но я нашла одно безошибочное средство. Я говорю
такому человеку, что сломаю ему руку, если он не оставит меня
в
покое.
- И это помогает? - спросил Язон.
- Конечно, нет. Но когда в самом деле сломаешь ему руку, он
наконец отстает. И уже тогда другие ко мне не подходят. А
главное, все это беспокойство зря, потому что еда чаще всего
отвратительная.
Язон воздержался от смеха. Тем более что эта девушка в самом
деле была способна сломать руку любому из тех висельников,
которых хватает в каждом космопорту. В ней странным образом
сочетались простодушие и сила, ничего подобного он еще не
встречал.
.........................................................................


- Поторопись, - сказала Мета и, убедившись, что все
контрольные лампы
горят зеленым светом, потянулась к нему. Ее руки, стройные и
мускулистые,
сильные как у мужчины, обхватили его, губы ее были теплыми и
женственными.
Он вернул поцелуй и она потянулась вновь к приборам, как будто
его тут и
не было.
...................................................................................

Забывшись, Язон вытянул руку, чтобы задержать Мету. И не
успел опомниться, как очутился на полу. Плечо == сплошной
синяк. А Меты след простыл.

Больше не будешь стрелять в Язона?
== Я вела себя глупо, == сухо произнесла Мета, перезаряжая
свое оружие. == Зачем мне пистолет? Если понадобится убить
его,
я могу сделать это голыми руками.

Одна стрела попала ей в ногу,
другая пронзила навылет руку, но они не смогли ее остановить,
и
Мета, пролетев через весь отсек, очутилась рядом с теряющим
сознание инопланетчиком, которого душил ее товарищ.
Замахнувшись здоровой рукой, она изо всех сил ударила Скопа
ребром ладони по бицепсу. Его рука непроизвольно дернулась, и
пальцы выпустили горло Язона.
== Что ты делаешь! == крикнул ошарашенный Скоп раненой
девушке, которая навалилась на него.
Он оттолкнул ее, все еще держа Язона другой рукой. Тогда
она, не произнося ни слова, тем же жестоким приемом разбила
ему
кадык. Скоп захрипел, отпустил Язона и упал на пол, корчась от

боли.
.............................................................................................


Говоря, Мета схватила его за руку и выволокла в тамбур. В
следующую секунду дверь захлопнулась за его спиной. Язон
сердито буркнул себе под нос: "Атлетка",
...............................................................................................


И Мета убрала руку с его горла и выбежала из комнаты. Язон
упал на пол почти теряя сознание. "Кажется, женщина в ней
берет верх над пиррянкой, == сказал он
себе. == Её женские мышцы могли убить меня, но она не смогла.
По-моему, я видел слезы на ее глазах..."
..................................................................................................




Мета, родная и любимая, более сильная, чем мужчина, ее мощные
руки
могут обнять со страстью - или переломать кости. Знает ли
холодный и
практичный ум, скрытый в этом прекрасном женском теле, что
такое любовь?
Или просто гордость обладания чужестранцем Язоном динАльтом?
Он это
выяснит, но не сейчас, сейчас Мета была столь же нетерпелива и
опасна, как
остальные.
..................................................................................


Он наклонился и слегка укусил ее за шею. Не отрывая глаз от
приборов,
она игриво шлепнула его и засмеялась. Он отскочил, но не
слишком быстро,
растирая ушибленное ухо.
- Женщина-тяжеловес! - пробормотал он про себя.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 28-06-2007, 11:39  
Не в сети

Зарегистрирован: 28-05-2007, 13:33
Сообщения: 2219
Откуда: Северная Столица
Viktor Orlov
администратор



Отправлено: 28.04.07 11:36. Заголовок: Бушков. "Капкан для
бешеной"




Кто-нибудь читал у Бушкова "Капкан для бешеной"? По описанию,
вроде бы "наша тема"... Или нет?


цитата:
Любимый город Шантарск может спать спокойно, если
на его защите стоит капитан угрозыска, рыжеволосая
красавица Дарья Шевчук. Беспокойно ворочаются во
сне только представители криминалитета, поскольку
знают, что Рыжая вновь вышла на охоту и никакой
капкан ее не остановит




Вопрос к тем, кто читал: стоит читать или нет?



Ответов - 1 [только новые]
ff

Отправлено: 29.04.07 08:23. Заголовок: Re:




По моим смутным воспоминаниям , какое-то количество Ж vs M там
безусловно есть, и даже какие-то крохи
ЖЖ , но если выбирать чтение сугубо по критерию "темы", то
можно, ИМХО, найти КПД и получше.







batir
модератор




Отправлено: 13.04.07 15:12. Заголовок: Re:




Восход "Утренней звезды"

Автор: Н.Найт

А в этом уголке молодёжь соревновалась в рукопашном бое.
Девушки сначала
зависли над площадкой, потом опустились в сторонке, сели в
кресла и развернули
виоки. Соперников много, сёстры укрупняли изображения то
одной, то другой пары,
пока не увидели странное. Похоже, здесь схватка ещё только
начиналась.
Неуловимыми скользящими шагами они перемещались по кругу. У
обоих "пустые
лица" - мысли прочно закрыты, взгляды расфокусированы,
работает периферическое
зрение. Точные, экономные движения. Похоже, бойцы незнакомы -
никто не торопился
атаковать. Изучали, присматривались, пытались навязать
противнику свой темп,
свою дистанцию. Пробовали ложные атаки, обманные манёвры,
следя за реакцией. Оба
настороже - соперники достаточно опытны, несмотря на внешность
Давида и Голиафа,
хорошо чувствовали возможности друг друга и старались нащупать
слабые места.
Круговые перемещения сменялись ломаными траекториями. Бойцы то
заходили
сбоку, то заманивали мнимыми отступлениями, меняли ритм,
делали внезапные паузы
и внимательно фиксировали реакцию, пытались предугадать
следующее движение.
Судей не было, но соперники сами почувствовали, что прелюдия
слишком затянулась.

Щуплый на вид парнишка вдруг глубоко вздохнул - и ринулся
вперёд. Рослая
мускулистая соперница почти поверила, что нервы его,
наконец-то, сдали.
А зрителям удалось увидеть лишь короткую, в несколько секунд,
взрывную
карусель удар-блоков и прыжков...
Снова бойцы затанцевали по площадке. Счёт 0:0.

Кора помотала головой -"Вот так детки!"
-"Признаюсь, и я не ожидала такой лёгкости при её габаритах",
- откликнулась
Маннор.
-"Для их лет неплохие спортсмены", - из незримого мира подала
мыслеголос
Экла. -"И, как вы уже поняли, видят друг друга впервые".

Тем временем на площадке закончилась очередная атака. Парень
поднимался на
ноги, по подбородку текла кровь.
-"Продолжаем!" - упрямо глянул он на обманчиво медлительную
соперницу и та
согласно дёрнула бровью.
Соревновательные поединки на Лоре отличались от боевых
немногим. Добивающие
удары не наносились, а только обозначались. Тот, кто проиграл
раунд, определял -
будет ли продолжаться схватка. В остальном всё по-настоящему.
Полный контакт и
никаких запрещённых приёмов. По периметру наготове
восстановительные капсулы -
любую травму за минуту излечат...

Кора волевым усилием включила режим замедления времени - иначе
не могла
толком разглядеть движения соперников на площадке.
Во-от... теперь совсем другое дело.
Отличная тактика, и только комбинированные атаки.
В словно загустевшем воздухе парень вскинул ногу, как будто бы
для прямого
удара. Девушка начала опускать руку в блоке, но спортсмен чуть
довернул корпус
влево - и вот, ботинок уже полетел ей в колено.
А соперница успела уйти, развернуться боком и контратаковать!
Расстояние
небольшое, и это прямой удар кулаком по корпусу. Но шустрый
мальчик,
оказывается, имел в запасе и третий приём. Промахнувшись с
коленом, он умудрился
достать противника левой.
Оба нашли бреши в обороне одновременно. В момент, когда кулак
девушки начал
крушить рёбра соперника, она пропустила встречный удар в лицо.
Только стала
отклоняться, и каменно-твёрдые костяшки, сорвав кусок кожи со
щеки, с хрустом
врезались в нос, сворачивая его набок.
Бойцы на мгновение замерли, превозмогая боль.
-"Продолжаем", - донеслось с обеих сторон.
Они стояли рядом. В этот раз девушка успела на долю секунды
раньше -
сильнейший удар раздробил противнику челюсть, отшвырнув
навзничь бесчувственное
тело. Лорианка шагнула к поверженному, ботинком обозначила
добивающий сверху
вниз по лицу.
Тотчас подлетели капсулы. Парня бережно подхватил антиграв,
поместил внутрь,
и дверца закрылась. Победившая в схватке, как и подобает,
устроилась в капсуле
самостоятельно.
Через полминуты бывшие соперники уже благодарили друг друга.
Как синки ни
прислушивались к мыслям файлоров, им так и не удалось
обнаружить негатива. Разве
что лёгкую досаду парня. Доминировало уважение к достойному
противнику, чувство
искренней благодарности за взаимный урок. Бойцов обступили
друзья и подруги
разных возрастов, делились впечатлениями. Тут же стали
просматривать запись
поединка, обсуждали промахи и удачные тактические ходы.




Дневник дьявольской девчёнки.

Тут она заметила ребят. Вежливо кивнув им в знак приветствия,
она пошла дальше.
- Ты зря так переживаешь из-за него - хмыкнул парень, нагоняя
ее - он был идиотом и поэтому погиб!
В ту же секунду кулак девушки впечатался ему в челюсть. От
удара он отлетел метра на четыре.
- Еще раз посмеешь хотя бы подумать о нем так - рыкнула она,
не замечая, с каким изумлением на нее глядят Йо с друзьями - я
тебя уничтожу! Ты меня понял, Дирк?
- Да - тихо откликнулся он, с трудом поднимаясь на ноги.
- Вот это удар! - восхитился Рио - Скажите, прелестное
создание, как вас зовут??
Девушка повернулась к нему и вполне мило улыбнулась:
- Диан - спокойно отозвалась она.
- Какое красивое имя - воскликнул Рио - и так подходит вам!
Меня кстати зовут Рио!
- Очень приятно - улыбнулась Диан. Внезапно ее взгляд
остановился на Йо. Мальчика пробрала дрожь, взгляд холодил
сильнее льда.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 28-06-2007, 11:44  
Не в сети

Зарегистрирован: 28-05-2007, 13:33
Сообщения: 2219
Откуда: Северная Столица
Майкл ГИР

АРТЕФАКТ


Увидев капитана, Миша улыбнулся и махнул рукой.
- Ругать дам неприлично, но, ей-богу, порой их можно заставить
работать как следует, только ввернув крепкое словцо.
- Вот увидишь, Гайтано, - проворчала женщина, глядя на шкалу
ключа. - Как-нибудь я подвешу твою задницу на этом самом крюке
- это и

будет для него лучшим испытанием.
- Тебе придется позвать на помощь целую толпу здоровенных
парней.
- Ничего, справлюсь сама. - Женщина согнула руку, демонстрируя
мускулы, скрытые под тканью комбинезона, и, подмигнув Мише,

добродушно улыбнулась.




Мушинский Олег

МОКРОЕ ДЕЛО

Потом моя красавица устроилась у меня на груди и уткнулась
носиком в шею. Я нежно гладил ее по мокрым волосам, а разум
пытался

вернуть утраченные позиции. Где-то в процессе пистолет был
небрежно брошен в раковину, но тогда мне было не до него. А
вот сейчас в моей

голове снова проснулась тысяча вопросов, на которые следовало
немедленно получить ответ. Вот только быть грубым с таким
нежным

созданием я не мог в принципе.
Что ж, пистолет будет отличным компромиссом. Она испугается, а
мне не придется прибегать к насилию. Осторожно, стараясь не

потревожить таинственную незнакомку, я медленно поднял руку,
тихонько подтянул к себе пистолет и сомкнул пальцы на
рукоятке.

- Это тебе не понадобится, - улыбнулась незнакомка.

- Ты уверена? - переспросил я, поднимая пистолет.

- Абсолютно, - нежно шепнула она, ударом маленького кулачка
отправляя меня в нокаут.



другая книга:

Эти рассуждения подтверждались тем, что с некоторых пор ей уже
никто не
встречался... Неожиданно девочка почувствовала какое-то
движение за
спиной. Резко обернувшись, она инстинктивно ушла в сторону -
это спасло ей
жизнь. Нож лишь слегка задел рукав ее туники. Орудовал ножом
мальчишка
примерно одиннадцати - двенадцати лет. Он был в мятой и
местами порванной,
но явно богатой одежде. В глазах застыло отчаяние. Однако
видно было, что
он готов бороться до конца. Заметив, что его удар цели не
достиг, он
попытался повторить его, но на этот раз Наташа была настороже.
Уйдя от
неуклюжего выпада, она перехватила руку и ударом ладони выбила
нож.
Мальчишка кинулся к нему, но Наташа успела раньше.
- Ты всегда при встрече на людей с ножом кидаешься? - Все
произошло
настолько быстро, что Наташа даже не успела испугаться.
Теперь, когда все
миновало, ей с трудом удавалось сдерживать нервную дрожь. - Ты
же мог
убить меня.
Мальчишка угрюмо молчал.
- Не хочешь разговаривать не надо, - разозлилась девочка. -
Можешь стоять
здесь до второго пришествия. - Она развернулась и пошла
дальше.
- Те не будешь меня убивать? - удивленно спросил ее вслед
мальчишка.
- Нет, это мне нравиться! Я иду, никого не трогаю, а на меня
кидаются с
ножом, и я чудом остаюсь живым! Теперь еще утверждают, что это
именно я
хотел кого-то убить! Нужен ты мне как рыбе зонтик! Стоило бы
всыпать тебе
хорошенько, чтоб на людей не кидался, да некогда мне, - Наташа
от
пережитого волнения говорила несколько торопливо и оттого
несколько
сбивчиво.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 01-07-2007, 23:17  
Не в сети

Зарегистрирован: 31-05-2007, 12:49
Сообщения: 3969
Откуда: Москва (недавно)
Интересные моменты есть в романе "Валькирия" от автора "Волкодава" (пардон, подзабыл, как ее (автора) там зовут!). О сильной девушке из славянской деревни по имени Зима, которую всегда томила мирная жизнь.

_________________
Alia Russia nobis necessaria est!!!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 03-07-2007, 10:06  
Не в сети

Зарегистрирован: 29-06-2007, 15:20
Сообщения: 90
Откуда: Сибирь
Вообще, читая классиков, начинает казаться, что каждый второй крупный писатель был так или иначе заинтересован физической силой женщин (или физически сильными женщинами - что не всегда одно и то же :) ). Я это заметил очень давно и рад, что видимо не один я. Спасибо форуму - а то бы так и не знал.
Но по теме.
Эмиль Золя. Тексты его терпеть не могу, но сильные женщины явно были ему всерьез интересны. Такие персонажи встречаются в нескольких романах. Вот например:

"Человек-зверь"
В огороде железнодорожного сторожа девушка черпала из колодца воду. Это была рослая, сильная восемнадцатилетняя девушка, блондинка, с пухлыми пунцовыми губами, большими зеленоватыми глазами, густыми, длинными волосами и низким лбом. Ее нельзя было назвать хорошенькой, широкая кость и мускулистые руки делали ее скорее похожей на крестьянского парня. Завидев путника, спускавшегося по тропинке, она бросила ведро и подбежала к решетчатой калитке в живой изгороди.
- А, Жак! - закричала она.
Жак поднял голову.
.... - Добрый вечер, Флора, - ответил он спокойно.
....... [Жак - машинист, а Флора заменяет свою больную мать (крестную Жака) в качестве стрелочницы на железной дороге. Она влюблена в Жака, но совершенно безответно. В следующем отрывке речь об их встрече в тот же вечер около соседского брошенного дома]....
... В красноватом освещении пасмурной туманной ночи покинутый дом казался унылым и угрюмым. У молодого машиниста мороз пробежал по коже. Он хотел уже отойти, когда заметил в живой изгороди отверстие. Ему казалось, что было бы трусостью не взглянуть на дом поближе, и он пролез в отверстие. Сердце его сильно билось. Проходя мимо маленькой, развалившейся оранжереи, он увидел, что кто-то сидит на корточках у дверей.
- Как, это ты! - воскликнул Жак с удивлением, узнав Флору.
Она вздрогнула от неожиданности, но затем спокойно ответила:
- Видишь, запасаюсь веревками. Они оставили тут целую кучу веревок, которые гниют без всякой пользы, а мне они постоянно нужны. Я и хожу за ними сюда...
Сидя на земле, она старалась распутать веревки; если ей не удавалось развязать какой-нибудь узел, она перерезала его большими ножницами.
- Хозяин дома сюда, значит, не наведывается? - осведомился молодой человек.
Флора засмеялась.
- После истории с Луизеттой Гранморен ни за что не решится и носа показать в Круа-де-Мофра. Я могу спокойно забрать его веревки.
Он с минуту помолчал, смущенный мыслью о трагическом приключении, которое она ему напомнила.
- Ты, значит, веришь тому, что рассказывала Луизетта? Ты веришь, что он действительно хотел овладеть ею и что она расшиблась, отбиваясь от него?
Флора перестала смеяться и резко возразила негодующим тоном.
- Луизетта никогда не лгала... И Кабюш тоже... Кабюш - мой приятель...
- А может быть, любовник?
- Он-то! Да я была бы последней дрянью, если бы... Нет, нет, мы с ним только приятели. Любовников у меня нет. Я не хочу ими обзаводиться.
Она подняла свою мощную голову, обрамленную густым руном светло-русых волос, спускавшихся низко я а лоб. Вся ее крепкая и гибкая фигура дышала какой-то дикой силой и решимостью. В околотке о ней уже складывались легенды. Рассказывали чудеса о ее подвигах: одним махом она стащила с полотна застрявшую между рельсами телегу, когда поезд уже был готов налететь на нее; остановила вагон, мчавшийся, как дикое животное, под уклон с Барантенской станции, навстречу приближавшемуся на всех парах экспрессу. Подвиги эти возбуждали у мужчин удивление и желание сделать девушку своей любовницей. Сначала молодые парни думали, что овладеть ею будет нетрудно; улучив свободную минуту, она бродила по полям и, отыскав укромное местечко, лежала там молча и неподвижно, глядя в небо. Но те, кто пробовал к ней приставать, здорово поплатились, и у них отпала охота возобновлять свои попытки. Флора любила купаться по целым часам в соседнем ручье. Молодые парни - ее сверстники - вздумали раз подсмотреть, как она купается; но молодая девушка, не дав себе даже труда одеться, так отделала одного из них, что никто уже больше не решался подсматривать за ней. Ходили также слухи об ее истории со стрелочником на диеппской ветке, по ту сторону туннеля. Она, по-видимому, одно время слегка поощряла этого стрелочника - Озиля, честного малого лет тридцати. Однажды вечером он вообразил, что она готова отдаться ему, и попытался овладеть ею, но Флора чуть не убила его здоровенным ударом увесистой дубинки. Это была воинственная девственница, сторонившаяся мужчин. Оттого-то, быть может, и подозревали, что голова у нее не совсем в порядке.
Жак продолжал подшучивать над Флорой:
- Значит, твое замужество с Озилем не ладится? А я слышал, будто ты каждый день бегала к нему на свидание через весь туннель...
Она пожала плечами.
- Очень надо мне идти за него замуж... Вот туннель я люблю: уж очень любопытно иной раз пробежать два с половиною километра в темноте; ведь только недосмотришь, мигом попадешь под поезд. Да и поезда пыхтят там как-то особенно! Ну, а Озиль только надоедает мне. Этот мне не нужен.
- Значит, кто-нибудь да нужен, как-никак.
- Почем я знаю... Да нет!
Она снова рассмеялась, но все-таки немного смутилась и старательно занялась узлом, который никак не могла распутать.
.........
Она уронила ножницы. Он безмолвно взял ее руки в свои. Она не отняла их... Но когда он поднес их к своим пылающим губам, целомудрие ее возмутилось. При первом прикосновении самца пробудилась воительница, упрямая, неукротимая.
- Нет, нет, оставь меня... Я не хочу... Сиди спокойно, будем разговаривать... Почему мужчины только об этом! и думают! Ах, если передать тебе все, что рассказывала мне Луизетта перед смертью... Хотя я и без того уже многое знала об этом Гранморене. Я видела, какие пакости устраивал он здесь, когда приводил сюда девушек. Одну он выдал потом замуж... никто даже и не подозревает, что с ней произошло.
Жак не слышал ее. Он грубо схватил девушку в объятия и впился губами в ее губы. У Флоры вырвался легкий крик, задушевная, кроткая жалоба, в которой изливалась вся сила ее чувства, так долго остававшегося скрытым... Но она боролась с Жаком, инстинктивно отталкивая его, она желала его и в то же время не давалась ему; ей хотелось быть покоренной. Молча, грудь с грудью, задыхаясь, они старались повалить друг друга. Минуту казалось, что сила на ее стороне; быть может, она и повалила бы его - так велико было его возбуждение, - но он схватил ее за горло. Кофточка порвалась, обнажились груди, упругие, напряженные в борьбе; в бледном сумраке они казались молочно-белыми. Флора упала на спину и, побежденная, готова была отдаться.
......... [не хочется вдаваться в подробности сюжета; важно, что Жак убежал, не тронув девушку (а так-то он маньяк и не мог общаьтся с женщинами, потому что сексуальное желание переходило в страстное желание убить женщину). Он впервые влюбляется безвредно в другую женщину - Северину - и дальше это приводит к катастрофе]....
На диеппской ветке производился ремонт, и приятель Флоры, стрелочник Озиль, только что направил туда состав со щебнем. Внезапно ее осенило: просто-напросто помешать стрелочнику повернуть стрелку обратно на гаврский путь, и тогда курьерский поезд наскочит на вагоны со щебнем, стоящие на диеппском пути у самого разветвления. С того самого дня, как Озиль в безумном порыве страсти бросился ее обнимать, а она в ответ на это чуть не проломила ему череп ударом дубинки, Флора чувствовала к нему дружеское расположение и любила навещать его. Она выходила из туннеля, внезапно появляясь перед стрелочником, как серна, убежавшая с гор. Озиль, отставной солдат, худощавый, неразговорчивый, строго выполнял данную ему инструкцию; он ни разу еще не получал ни малейшего выговора и днем и ночью следил за стрелкой бдительным оком. Единственной его слабостью была эта сильная дикарка, которая умела драться не хуже здоровенного парня. Стоило ей только поманить его пальцем, и он становился сам не свой. Он был на четырнадцать лет старше ее, но она ему нравилась, и он поклялся, что так или иначе она будет принадлежать ему. Насилие ему не удалось, а потому он поневоле должен был терпеливо ухаживать за молодой девушкой.
...... [Флора решает устроить крушение поезда, в котором ее безответная любовь - машинист Жак каждый раз возит на свидание свою настоящую любовницу Северину. Она хочет убить их обоих, о других жертвах даже не думается. Случай представляется, когда около переезда перед нужным поездом оказывается знакомый возчик с ломовой телегой. Флора зазывает его в дом, убедив, что подержит лошадей, пока пройдет поезд]....
- Не бойся, - сказала Флора Кабюшу, - они у меня не уйдут.
Она подбежала к переезду, схватила первую лошадь под уздцы и, собрав все свои силы, потянула ее вперед. Лошади дернули. Телега, на которую была навалена огромная тяжесть, только качнулась, не трогаясь с места, но Флора продолжала тянуть с такой силой, как будто сама впряглась вместо лошади; телега двинулась и въехала на полотно дороги. Она стояла как раз поперек рельсов, когда курьерский поезд появился у ложбины, всего лишь в ста метрах от переезда. Тогда Флора, чтобы остановить телегу, которая, пожалуй, успела бы еще переехать через рельсы, резким движением сдержала лошадей, употребив такое нечеловеческое усилие, что у нее затрещали все связки. О необыкновенной силе Флоры ходили легенды, рассказывали, как она остановила катящийся под уклон вагон, а в другой раз перед самым поездом перетащила через путь телегу, - и вот теперь она держала своей железной рукой пять ржавших, инстинктивно чуявших опасность и налезавших друг на друга лошадей.
Всего каких-нибудь десять секунд длился этот ужас, казавшийся бесконечным. Гигантские каменные глыбы как будто заслонили горизонт. Паровоз, сверкая на солнце медными частями и блестящим стальным механизмом, надвигался легко и стремительно. Крушение было неизбежно, ничто в мире не могло бы теперь ему помешать. И томительное ожидание длилось...
Мизар, одним прыжком вернувшийся к своему посту, неистово кричал, махал руками, грозил кулаком, как будто мог этим предостеречь поезд и остановить его. Услышав стук колес и ржание своих лошадей, Кабюш выскочил из дома и с криком бросился к лошадям, чтобы погнать их вперед, но Флора, отскочив в сторону, удержала его, и это его спасло. Кабюш думал, что Флора была не в силах сдержать лошадей, что они протащили ее вперед, и, рыдая от ужаса и отчаяния, обвинял во всем только одного себя. А Флора, неподвижная, выпрямясь во весь рост, глядела на приближающийся поезд широко раскрытыми, пылающими глазами. В то мгновение, когда машина уже должна была удариться грудью о каменные глыбы, когда ей оставалось пройти до них всего лишь какой-нибудь метр, - в этот неощутимый промежуток времени Флора отчетливо увидала Жака, не выпускавшего из рук регулятора. Он обернулся, и глаза их встретились; этот взгляд показался ей неизмеримо долгим.
...... [девушка добилась крушения, но выясняется, что соперница (Северина) была в том же поезде и она как раз жива, а вот любимый машинист (Жак) кажется погиб...]...
- Жак, Жак! - вопила Флора. - Говорю вам, он смотрел на меня, его отбросило вот туда, под тендер... Идите же сюда, помогите мне!..
....... [никто из мужчин не слышит, все еще в шоке]...
Зато Северина поспешно бросилась на призыв Флоры.
- Жак, Жак... Где же он? Я вам помогу...
- Да, помогите хоть вы!..
Они обе пытались оттащить сломанное колесо, руки их встретились. Нежные пальцы Северины оказались совершенно беспомощными, зато могучие руки Флоры легко сокрушали все препятствия.
.......
- Нет, - сказала Флора, - это не он. Он глубже, он там, внизу. Своими могучими руками она хватала колеса и далеко отбрасывала их в сторону, сворачивала цинковые крыши, взламывала дверцы, отрывала концы цепей. Когда она натыкалась на убитого или раненого, она тотчас же звала к себе кого-нибудь и ни на секунду не прерывала своих ожесточенных розысков.
......
Она старалась обеими руками выломать стенку вагона, но мешали другие обломки. Тогда она убежала и тотчас же вернулась с топором. Она взмахнула им, как дровосек, который собирается срубить вековой дуб, и начала сильными, размашистыми ударами колоть толстые доски. Ей кричали, чтобы она рубила поосторожнее. Правда, там больше уже не было раненых, кроме машиниста, а он был защищен от этих ударов обломками перепутавшихся осей и колес, да Флора и не слышала этих окриков. В неудержимом порыве она разрубала и откалывала деревянные части, и каждый из ее ударов уничтожал какое-нибудь препятствие. С развевающимися светло-русыми волосами, в разорванном лифе, с обнаженными руками, она казалась грозной воительницей, пролагающей себе путь среди ею же нагроможденных руин. Последний удар пришелся как раз на вагонную ось и переломил клинок топора надвое. Тогда с помощью других Флора оттащила колеса, благодаря которым Жак не был раздавлен в лепешку, а затем первая схватила его и вынесла на руках в сторону от полотна дороги.
.........[и Жак, и Северина остались живы и трагедия их окончательно соединила. Поняв это, Флора задает себе вопрос, зачем же погибли десятки пассажиров поезда. Она совершенно раздавлена и в первую же ночь кончает самоубийством - бросается под поезд. Но как! Она идет в туннель и ]....
Тогда под влиянием неизъяснимого чувства, быть может, желая в момент смерти быть свободной от всего, идя все вперед с героической настойчивостью, Флора вынула из карманов и положила в стороне от рельсов носовой платок, ключи, бечевку и два складных ножа, сняла с шеи косынку и осталась в расстегнутом лифе с оборванными пуговками и крючками. Огненный глаз обратился в пылающий костер, в жерло печи, изрыгающей пламя. Чувствовалось уже влажное, горячее дыхание чудовища, надвигавшегося с оглушающим громом, и стуком. Но Флора шла вперед, прямо в это огненное жерло, она хотела непременно столкнуться с паровозом, он притягивал ее, как пламя свечи притягивает насекомое. В момент страшного столкновения Флора выпрямилась во весь рост и широко раскинула руки, как будто ее могучая сила в последнем порыве возмущения хотела схватиться с колоссом и побороть его. Голова ее ударилась прямо в фонарь и потушила его...
Ее тело подобрали только через час с лишним. Машинист видел высокую неясную фигуру, которая шла прямо на паровоз; она возникла в ярком свете фонаря, как странное, пугающее привидение. Потом передний фонарь паровоза внезапно погас, и поезд с оглушительным стуком и грохотом продолжал мчаться во мраке. Машинист вздрогнул, почувствовав веяние смерти. При выходе из туннеля он крикнул сторожу, что случилось несчастье. Но только на Барантенской станции ему удалось рассказать, что в туннеле кто-то бросился под паровоз. Это была женщина, женские волосы вместе с осколками черепа крепко застряли в зазубринах разбитого фонаря. Рабочие, посланные на розыски мертвой, были поражены ее чисто-мраморной белизной. Она лежала на левом пути, куда ее отбросило страшной силой удара. Голова была размозжена, но на теле не было ни малейшей ссадины. Полуобнаженное тело было изумительно прекрасно чистотой и мощностью форм, рабочие молча закутали ее в плащ. Они узнали Флору. Вероятно, она бросилась под паровоз в безумном порыве, чтобы избавиться от тяготевшей над ней страшной ответственности.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 03-07-2007, 20:57  
Не в сети

Зарегистрирован: 29-06-2007, 15:20
Сообщения: 90
Откуда: Сибирь
Про сильных женщин в эпосе. При внимательном взгляде оказывается, что такие образы есть едва ли не в каждом эпосе (т.е. едва ли не у каждого этноса). У тюркских и монгольских народов эпическая богатырка - просто обязательный элемент.

В частности хакасский эпос. Там, например, есть богатырки Ай-Хуучин и Алтын-Арыг (есть и другие еще). Рассказы о них - просто как специально приготовлены для любителей сильных женщин и борьбы - хоть F-F, хоть F-M :smile:

Вот специально для любителей lift and carry пассаж про Алтын-Арыг :smile: :
"Поздоровалась могучая дева
С лучшим из мужей,
Три раза высоко подняла
Богатыря Ханныг-Хылыса
Дева-богатырка Алтын-Арыг
И расцеловала [его].
:smile:

А вот так девушка выглядит:
"Дева Алтын-Арыг,
Словно луна, светится;
Пятьдесят ее косичек
До плеч не доросли, колышутся.
Могучая девочка
Сияет, словно солнце."

"Храбрейшая из дев, Алтын-Арыг,
Пройдя шесть-семь шагов,
С тороки передней луки [седла]
Вытащила сосновый лук;
Наконечник [стрелы], врезающийся глубоко,
Словно лопата, кладет на зазубрину;
Свистящий наконечник
До упора насаживает на стрелу;
[Украшенные] желтым рогом концы лука
Друг с другом соприкасаются.
Кончик твердого большого пальца
Кровью налился [от напряжения].
Когда лопатки
У девы сошлись."

Другой персонаж:
Могучая Пичен-Арыг
В великую степь стала спускаться,
Шестьдесят ее косичек по спине рассыпались,
По белой степи она кружит,
Едет и песни поет,
Свое дорогое владение восхваляя и благословляя.
Пятьдесят ее косичек по наплечникам рассыпались.

А вот и сцены борьбы:
"Храбрейшая из дев Ай-Хуучин
В Хыйга-Чичена вцепилась.
Два богатыря приловчиться друг к другу не могут,
Более шести дней [так] провели,
Оба достойных борьбу начать не могут,
Более семи дней [так] провели,
В конце девятого дня
Телами переплелись."

А это уже с другим противником:
"Когда она ребра ему вывертывала,
Страдающее сердце его разрывалось,
Когда она позвоночник ему ломала,
Чибетей разваливался [совсем].
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Измученный, лучший из мужей
Начал отчаиваться и страдать,
Расстроенный Чибетей
Сокрушается, [но еще] борется.
:lol:

"Более шести дней борется
Прекрасная Ай-Хуучин.
Семь дней борясь, [противники]
Победить друг друга не могут.
Когда девять дней миновало,
Могучая Ай-Хуучин
Ребром ребро придавила
Алып-Хусхуну..."

Это была борьба с мужчиной (богатырем, заметим!). А вот и F-F:
"До новолуния две благородные [девы],
Схватившись, боролись,
До истечения года две благородные
Друг друга победить не могли."

а это опять mixed:
"Достойнейшая из дев Ай-Хуучин
Над богатырем не сжалилась,
Ногу занеся, [подножку] подставила,
Назад его тесня,
С правого бока прижала,
Присев, его подняла,
Под ясным небом шесть раз повертев,
Шесть-семь раз раскрутив,
Достойнейшего из мужей Хыйга-Чичена
[С силой на землю] тут бросила.
Как только черной земли достиг,
Обернуться иным существом не дала,
Достойнейшая из дев Ай-Хуучин
Поясницу ему пинком разбила,
Неукротимого Хыйга-Чичена,
Убив, уничтожила."

Еще:
"Шесть раз приноровясь, Ай-Хуучин
Тогда его подняла,
Под ясным небом его
Шесть раз раскрутила,
Под облаком Ай-Хуучин
Семь раз [его] перекрутила,
Когда черной земли он достиг,
Обернуться [иным существом] не дала,
Когда черной земли он достиг,
На него верхом села..."

"Изловчившись, Ай-Хуучин,
Согнув [врага], назад его перекинула,
Справа сделав подсечку, дева
Присела и поднялась,
С другой стороны сделав подсечку, дева
Макушкой вниз [богатыря] понесла.
Под ясным небом шесть раз [его] раскрутив,
Богатыря подхватила,
Под облаками семь раз [его] перевернув,
Неукротимого [на землю] бросила.
Когда черной земли достиг,
Превратиться [в иное] существо не дала,
Богатыря Хыйга-Чичена,
Пинком разорвав, рассекла -
Богатырь Хыйга-Чичен,
Клик кликнув, погиб."

"По ноге [ногой] ударив, повернула и подняла,
Шесть-семь раз его повертев,
Ай-Хуучин [на землю его] опустила,
В поясницу пнула и разорвала,
Спинной хребет ногой сломала.
Прекрасный Чалат-Хан,
Сгинув, погибнув, остался лежать."

"Шесть раз повернувшись, достойнейшая из дев
Ногой ударила и подняла [врага] над собой,
Семь раз повернувшись,
Полою тряхнув, дева подняла его [над собой].
Шесть раз повернувшись, Алып-Хусхуна
Тогда [оземь] бросает,
За ракиту богатырь
Алып-Хусхун ухватиться на смог,
В ковыль богатырь
Вцепившись, удержаться не смог.
Когда достиг черной земли,
[Иным существом] обернуться ему не дала,
Достойнейшего из мужей Алып-Хусхуна
Ай-Хуучин убила, лишила жизни."

"Богатыря Тамы-хана
Стала теснить Алтын-Арыг,
Когда она его схватила и встряхнула,
Тамы-хан упал на колени,
Дева шесть раз повернулась, присела
И быстро его схватила,
Присела дева и [на руки]
Злейшего из демонов подняла,
Шесть раз повернулась вокруг себя
И богатыря оземь ударила.
Когда он ударился о черную землю,
Она не дала ему превратиться [в иное существо],
Злейшего из демонов Ирлика
[Дева] лишила жизни.
Застонал злейший из демонов,
Упал и умер,
Испил свою горькую чашу демон Ирлика,
Рухнул и умер."

"Алтын Арыг, лучшая из дев,
Злейшего из демонов не пощадила:
Шесть-семь раз повернулась,
Размахнулась и [оземь] его бросила,
На вершине высокого хребта
Спину ему сломала,
Дева Алтын-Арыг
Позвоночник ему перебила.
Сын Пора-Нинчи
Упал и умер."

"Дева Алтын-Арыг,
Увидев его, обрадовалась
И бросилась на богатыря[-врага],
Спину ему выгнула,
Ноги ему под колени дева подбила,
Вниз головой потащила,
Ударив справа, дева
Присела и подняла его.
Под ясным [небом] богатыря
Шесть раз перевернула она,
Размахнувшись [им], богатыря
Она [оземь] бросила,
В поясницу его пнула,
Позвоночник переломила."

Вот так-то... :smile:
Но не всегда девушка так беспощадна:
"Схватила его дева -
Руки ее были словно капкан,
Две руки, которыми она хватала его,
Были словно железные клещи.
Шесть раз повернувшись,
Дева спину ему выгнула назад,
Изловчившись, [Алтын-Арыг]
Богатыря Хулатая подняла.
Хоть и подняла его [дева],
Бросать с силой [оземь не стала], его пожалела.
На вершине хребта дева
Осторожно [его оземь] бросила."
:smile:

Силу девушек показывают такие, например, пассажи:
"Могучая Ай-Хуучин,
Тело достойного богатыря схватив,
Труп Красно-каурого коня схватив,
Вместе-вкупе их свалив,
Шесть-семь раз раскачав,
На плечи свои подняла,
К [реке] Ханым-талай зашагала,
К вершине [хребта] Ханым-сын пришла
И через скалу бросила."

"Камень величиною с корову
Алтын-Арыг ногой пополам разбила,
Мертвое тело схватила,
В мяч из коровьей шерсти превратила
И внутрь черного камня
Величиною с корову втиснула мяч.
Рожденная сама по себе Алтын-Арыг,
Размахивая [камнем], говорит:
-Пусть жеребенок невидимого [демона]
К твоему мертвому телу не доскачет!
Пусть невидимые злые демоны
Твое мертвое тело не отыщут!" -
Размахнулась Алтын-Арыг
И в пучину великой реки [камень] бросила.

http://www.ruthenia.ru/folklore/kuzmina13.htm


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 03-07-2007, 21:04  
Не в сети

Зарегистрирован: 29-06-2007, 15:20
Сообщения: 90
Откуда: Сибирь
Еще к эпосу и фольклору.
Башкирское сказание про Алп-батыра и Барун-хылу (batir поправьте, если что не так). Там такой эпизод есть в частности:

[Алп-батыр] имел могучую стать и был красив. Пальцы у него были большие, как руки, а руки -как бревна, ступни -как лодки, плечи широкие, как луг, а тело могучее, как дуб.
........
Перевалив гору Урал-тау, сделал семь шагов и остановился. Там, где ступал, остались просторные поляны. Он присел отдохнуть. С противоположной горы заметила его девушка, дочь хана. Она жила в большой юрте, в которой могли уместиться два косяка лошадей. А сама она была богатыркой-красавицей. Подозвала к себе девушка незнакомца и спросила:
-Как твоё имя, егет?
Он расстерялся. Не знал ведь, что у людей есть имена.
-А что такое -имя?
Девушка улыбнулась:
-Как к тебе обращаются люди?
Он ответил:
-Перед смертью отец обратился ко мне со словом "Алп".
-Выходит, ты Алп-батыр. Если сумеешь одолеть меня в борьбе, я пойду за тебя замуж.
Егет согласился и вступил с ней в единоборство. Семь дней, семь ночей боролись они. Наконец Алп-батыр победил могучую девушку. Сказал:
-Ну, красавица, выполняй свое обещание.
Девушка ответила:
-Моя душа давно с тобой. Я твоя, а ты мой. Померились силой, теперь будем вместе.

А от союза этого, между прочим произошли 7 башкирских родов :smile: Может поэтому в Башкирии девушки так успешно занимаются силовыми видами спорта? С такой-то наследственностью! :lol:


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 04-07-2007, 07:23  
Не в сети

Зарегистрирован: 06-06-2007, 07:52
Сообщения: 714
Ни фига не успешно! Как житель Башкирии говорю!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 168 ]  На страницу 1, 2, 3, 4, 5 ... 9  След.

Часовой пояс: UTC + 4 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
Перейти:  

cron
Powered by Forumenko © 2006–2014
Русская поддержка phpBB